Игорь и Владислава Романовы. Сакральные символы Владивостока

Сакральные символы Владивостока

Сакральные символы на карте России и мира. И сакральные отметки на ленте мировой истории. Для нас это места, когда Небо явно участвовало в судьбе мира через русский народ. Это — Афон и Иерусалим, Севастополь, Порт-Артур, Москва, Санкт-Петербург, Шипка, Бородино – длинный ряд названий и имен. Места и имена, связанные с исторической памятью нации, подтверждение и свидетельство завета православного народа с Богом «Аз есмь с вами до скончания века».

При взгляде на русскую историю вспоминается фраза Александра Васильевича Суворова: «Мы русские! Какой восторг!». С особой силой звучат эти слова при знакомстве с одним из священных символов России – городом-крепостью Владивостоком. В период становления город был одарен своими созидателями символическими и глубочайшими по смыслу названиями, находившими отклик в сердцах православных русских людей дореволюционной поры.

Владивостокская крепость, героически создававшаяся трудами русских моряков и военных, стоившая и государственной казне больших денег – лишь один из героических моментов освоения русским народом Сибири и Дальнего Востока, закрепления его на Тихом океане.

Специалисты по библейской истории сравнивают Приморье со Святой Землей. Сходство не только территориальное – географическое очертание территорий, близость к морям и основным торговым и международным путям, богатство и изобилие, красота земель. Сходство еще в том, как Господь привел сюда свой верный народ – подобно Аврааму, которого Бог вывел в Обетованную землю. Ведь и русский переселенец тоже годами шел, сплавлялся по рекам, до конца не ведая, куда он идет, но всецело доверяясь Богу…

Описание островов и бухт Русского Приморья сделали наши военные моряки. Именами офицеров и кораблей, на которых они служили, названы многие острова, полуострова, мысы, бухты и заливы в окрестностях Владивостока и в Приморском крае. Невельской, Завойко, Макаров, Попов, Эгершельд, Назимов, Басаргин…

Наши прославленные моряки, сколько жертв принесено ими «за други своя»! В XVIII веке они освобождали население греческих островов от турецкого ига. По сей день греки, получившие великой ценой свободу, чтят могилы русских героев, участвовавших в морских сражениях с турками под командованием графа Алексея Орлова и вице-адмирала Дмитрия Сенявина на острове Лемнос.

Флот Российской империи спасал население Мессины в 1908 году во время землетрясения на Сицилии.

Наш флот пришел на выручку жителям Сан-Франциско, когда в 1863 году там случился разрушительный пожар…

Имена моряков-героев, погибших в сражениях, увековечены в храме-памятнике Морском соборе в Кронштадте. В 1908 году, после Русско-японской войны в центре Морского кладбища во Владивостоке тоже был построен «Храм-памятник морякам, на море утонувшим и убиенным». Ныне нет этого храма.

Карта Приморского края насыщена христианскими по своему происхождению топонимами. Залив святого Владимира, залив святой Ольги, святого Евстафия, святого Валентина – эти имена в Приморье появились благодаря русским флотоводцам, часто дававшим названия географическим пунктам в соответствии с церковными праздниками.

Более всего на сакральность владивостокских топонимов указывают название пролива Босфор Восточный и главной бухты города – Золотой рог. Графически, представляя собой букву «Г», она по своим очертаниям очень напоминает удобную одноименную бухту Константинополя, по-гречески, название которой звучит как «Хризокерас». В этих именах чувствуется связь Владивостока и России с великим христианским городом – Царьградом, Константинополем.

Некоторые заблуждающиеся жители Владивостока предполагают, что поэтическое название бухты «Золотой рог» связано с коммерческими возможностями, которые открываются на берегах этого морского изгиба. Босфорские просторы Владивостока изобилуют солнечным светом. Часто солнце в водах Тихого океана, действительно, окрашивает воду и воздух в золотой цвет. Тогда водная гладь океана и все пространство, усеянное судами, становятся золотыми.

Над золотым проливом Босфор Восточный — Морское кладбище Владивостока. Сияющие утренним светом кресты над православными могилами и унылые безжизненные плиты тех, кто жил и скончался вне Церкви Христовой.

Морское кладбище особенно впечатляет зимой, когда нет листвы, в час рассвета или заката. Отполированные мраморные надгробные стелы ярко отражают солнце – как будто сигнальные огни или редкие сияющие золотом души праведников среди общего числа могил и погребений советских горожан.

Во Владивостоке на Морском кладбище, погребены моряки, создававшие эту великую крепость и оплот России на Тихом океане, составившие честь и славу Русского флота. Здесь покоятся нижние чины экипажа героического крейсера «Варяг». Офицерские погребения на кладбище уничтожались в советское время.

С высокой сопки Владивостока, хорошо видны большие корабли в Уссурийском заливе.

Вот по заливу двигается какое-то пассажирское судно. Наверное, оно идет также медленно как небольшой теплоход «Принцесса Елена», что несколько лет назад шел по Черному морю из Севастополя в Константинополь. Тогда пассажиры томились от жары и ожидания главного события – встречи с великим городом. Было раннее утро, когда корабль вошел в тридцати трех километровый пролив Босфор. Крутые каменистые берега, военные укрепления и бойницы, повсюду флаги Турции… Миновали древнюю крепость, маленькие мечети, жилые кварталы вдоль Босфора, пришвартованные катера. Сине-мраморный, насыщенный цвет воды. Маленький катер сопровождения, чайки и рассветная дымка. Пассажиры прикованы к зрелищу – вход в Босфор на рассвете. Туристы-иностранцы и братья-славяне стараются запомнить этот яркий фрагмент в своей жизни – приближение к великому городу, от имени которого все переворачивается в сердце и душе русского христианина, – Константинополь! В стольких церковных песнопениях, в самой церковной, да и в русской, истории повсеместно присутствует этот царствующий град.

У Галатской пристани при взгляде на плененный Софийский собор — творение Юстиниана Великого, – во время утренней молитвы и произнесения Символа Веры, возникает острое чувство, что есть такие места земли и наступят такие времена, когда за исповедание христианской веры, за свидетельство о Святой Троице можно будет лишиться жизни. Хотя тогда еще не началась война в Сирии, СМИ не создали Исламского государства, тогда еще, не произошел переворот на Украине. Это было давнее, мирное и беспечное время.

…Великий император Константин перенес столицу новой христианской империи из ветхого языческого Рима на Восток — на берега Босфора к бухте Золотой рог, Цесаревич Николай Александрович Романов своим вниманием к Тихому океану и посещением крепости Владивосток на берегу Босфора Восточного благословил мистическое устремление России к Востоку. От пределов предательской Европы, западной и темной во всех смыслах и предательской в первую очередь по отношению к Христу.

Владивосток наполнен символами и смыслами, связующими в единую цивилизацию Византию и Россию. Устремляясь к берегам Тихого океана и неся сюда священные имена и образы Золотой Византии, русские цари никогда не бывали на этой обетованной приморской земле. И лишь будущий Император Цесаревич Николай Александрович Романов ступил на берег владивостокского Золотого Рога, как бы окончательно утвердив тем самым главную имперскую миссию России – движение на Восток, владение Востоком. Но владения духовного – со Христом и во Христе. В этом сакральный смысл Владивостока.

Сегодня при входе в современный Босфор Восточный, в отличие от турецкого Босфора, не видно ни одного российского флага. Лишь заброшенные батареи со снятыми орудиями напоминают о великом прошлом Российской империи. В Турции же национальные флаги вдоль всего Босфора идут постоянно – и это не связано с какими-то государственными праздниками, это повседневная обыденность завоевателей тех земель и нации, имеющей определенные амбиции, имеющей историческую память о своем прошлом, направленную в будущее.

На берегах турецкого Босфора присутствуют не только батареи и форты с турецкой символикой, но и мечети. И каждому человеку, каждому судну, входящему в это пространство сразу ясно, в сферу каких ценностей он попадает – в цивилизацию последователей Магомета.

При входе в Босфор Восточный плывущий корабль видит по левую сторону пролива остров Русский – часть Владивостокской крепости. В свое время этот остров считался ключом к Владивостоку с моря. На острове было выстроено около шести фортов и масса батарей. Ближайший к проливу Босфор Восточный — форт Поспеловский – 1903 года. Сегодня он пребывает в наилучшем по сохранности состоянии. Толстостенные, теплые даже в зимнее время, просторные казармы с высокими окнами впечатляют. По сию пору в этом заброшенном форте, охраняемом государством, по-своему уютно. Укрепленная казарма для личного состава украшена тонко сделанным киотом для главной иконы. Красота природы, вид пролива Босфор Восточный и бухты Новик – все сочетается со скромной эстетикой, которая присуща этому инженерно-фортификационному строению. Эстетика отражает эпоху, внутреннее состояние людей, наличие Божьего благословения и благодати в мире. Современная антиэстетика – отражение богооставленности нынешнего человечества.

С Поспеловского видны Морское кладбище на правом берегу пролива, и бухта Улисс, где расположена база торпедных катеров.

Недавно стало известно, что современные владивостокские власти приняли решение о строительстве над Улиссом мечети – символа из иного мира, мира Босфора турецкого.

В XIX веке Россия вела войны с Турцией. Одна из главных сопок Владивостока под впечатлением от героизма русских воинов, защищавших в Болгарии Шипкинский перевал, была названа «Орлиное гнездо». В те годы перевал на главной въездной дороге во Владивосток, проходивший по улице Суйфунская (Уборевича) тоже звался Шипкинским.

После событий Крымской войны, в которой врагами России выступили в союзе с Оттоманской портой христианские державы – Англия и Франция – батареи на мысе, некогда называвшемся Иродовым, были торжественно переименованы в Петропавловские. В память о яркой победе, одержанной 24 августа 1854 года небольшой горсткой наших моряков над мощной англо-французской эскадрой, когда она атаковала Петропавловск-Камчатский.

«Да поможет Господь нашей твердыне, самой передовой батарее Владивостока, носить славное имя Петропавловска честно и грозно, и да будут защитники ее столь же крепки духом и мужественны, как были крепки и мужественны наши моряки под Петропавловском!» — так говорилось в Приказе №381 по войскам Приамурского военного округа в октябре 1898 года о переименовании батареи.

Сейчас недалеко от этих укреплений, «передовых батарей Владивостока», планируется строительство мечети! Хотя каждый входящий в пролив корабль должен быть встречен гордо реющими русскими флагами и золотыми куполами прекрасных соборов, свидетельствующих миру о величии той религии, которая сделала русский народ державным и победно привела его к просторам Тихого океана.

Босфор Восточный — это отражение многовековой мечты русских и всех православных народов об освобождении Константинополя и плененной Святой Софии.

Однако сегодня мы видим грубый диссонанс сакральных и национальных символов Владивостока. Раскол и легкомыслие по отношению к исторической памяти нации оборачиваются тем, что на самом входе в свободное отечество Российское, на самом входе в русский Босфор устанавливается сакральный и исторический символ иной цивилизации и иного пути.

Может быть, кто-то не знает, а кто-то забыл, что такое историческая память. Кто-то не помнит о сакральных символах наших великих городов и то, с каким глубоким смыслом они основывались, и почему так назывались…

В советском прошлом сознательно разрушали историю наших предков и созидателей России. Но почему ныне мы не хотим воздать им даже малой толики должного почтения?

Неужели мы не способны сегодня осознать хотя бы то, что весь мир, который смотрит на Россию, видит ее цивилизационные шатания и метания? Владивосток – это тихоокеанский фасад нашей державы, где должны торжествовать те тысячелетние ценности, с которыми Россия пришла к этим берегам и мощно встала перед царством дракона.

С какой идеей идем сегодня мы к Тихому океану? С какими смыслами? Неужели с новыми азиатскими переселенцами и мечетями над проливом Босфор Восточный? С чем, идем мы в город с сакральным названием Владивосток? С желанием стать американцами, японцами, китайцами или турками? Неужели наша главная идея нового освоения Востока заключается в строительстве мостов и в создании «конкурентоспособной экономики»?

…Морское кладбище Владивостока – немое свидетельство истории прославленного города моряков. Отсюда со склона над проливом Босфор Восточный особенно ясно видятся искаженные смыслы нашего современного «освоения» Востока России…

Игорь и Владислава Романовы,

информационно-просветительский проект «Берег России»

Запись опубликована в рубрике Образ нашего берега. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Игорь и Владислава Романовы. Сакральные символы Владивостока»

  1. Игорь из Москвы говорит:

    Молодцы!

Обсуждение закрыто.