ХЕНИНА СОПКА

ХЕНИНА СОПКА

Май с лепестками багульника и медовых черемух. Белые чистые благоухающие черемухи над речными водами. Белые лепестки кружатся в прибрежном течении. Кружатся в отражениях тонких слезящихся ив и синего приморского неба. На той стороне реки, именуемой по-старому Суйфун, склон сопки. На склоне — деревянные и кирпичные дома. Поодаль — зеленеющий свежей листвой дубняк. Старая дубовая роща, в которой еще в далеком детстве играли мы в войну, собирали желуди к урокам природоведения, бродили с фотоаппаратами на занятиях фотокружка. У меня тогда был новый фотоаппарат «Смена Символ». Сколько фотографий отпечатано в темных фотолабораториях с большими фотоувеличителями при свете красного фонаря! Где все эти фото? Может быть, две-три сохранились с того времени…

Сопка, склон которой виден сейчас с берега Суйфуна, с давних времен называется Хениной. Хенина сопка. Если «Х» читать как «икс», то получится: Ксенина сопка. В честь святой Блаженной матушки Ксении. Сопка, скорее всего, в самом деле Ксенина, хотя местные краеведы пишут, что история названия связана с девочкой Феней. Феня — героическая девушка, совершившая подвиг. Пишут, что она пыталась спасти жителей села Никольского, которое располагалось когда-то на месте города Никольск-Уссурийского. Девочка увидела китайских бандитов — хунхузов. И побежала в село, чтобы предупредить о готовящемся нападении. Хунхузы нередко совершали набеги на молодые селения только-только обживаемого Уссурийского края. Убивали, грабили, сжигали русские деревни. К концу XIX века с бандами хунхузов в Приморье было почти покончено. Но до этого времени бандиты успели оставить о себе недобрую память в Дальней России.

Хунхузы заметили Феню, пытавшуюся добраться до села. Они нагнали ее уже на склоне большой сопки. Бандиты убили православную русскую девочку. Но о нападении на село Никольское ничего неизвестно. Скорее всего, хунхузы по каким-то причинам отошли тогда от Никольского, не причинив никакого вреда.

Сопку, где совершила свой мученический подвиг юная христианка Феня, назвали Фениной. А позднее стали именовать Хениной.

Хорошо бы всю эту историю прояснить, узнать детали, точные даты, имена и фамилии… Приморье — край молодой. Только-только Россия принялась осваивать эти места на берегу Океана. И случилась революция. Лет на двадцать остановилась здесь исследовательская деятельность. История переписывалась, старое стиралось и выбрасывалось. Краеведение в Приморье не успело развиться до таких пределов, как в центральной России. И пока пытались местные ученые разобраться в прошлом Приморья и Приамурья, рухнул Советский Союз. А уже в годы 1990-е краеведение вообще пришло в упадническое состояние, из которого, похоже, до сих пор никак не выберется. Поэтому история Хениной сопки и ее названия остается в каких-то очень общих, размытых очертаниях. Но, как бы там ни было, а место это особое. Отсюда просторная картина открывается. Долина Суйфуна, сопки и плоскогория, реки и озера. Отсюда виден Транссиб, уходящий к Амурскому заливу Океана Великого. На плоскогорьях Рождество-Богородицкий монастырь. В тех местах, говорят, еще до появления монастыря слышали колокольный звон наши казаки, стоявшие у границы с Китаем. Хорошо, если бы сегодня в этом монастыре и во всех храмах Русского Приморья поминали в молитве отроковицу Ксению — Феню, пытавшуюся спасти село Никольское и погибшую от рук бандитов. Но чтобы поминать, надо доподлинно выяснить эту историю. А ведь может так оказаться, что Господь уже и прославил свою мученицу в лике святых. Но как узнать нам об этом?

Плывут мутные воды глубокой реки Суйфун. Среди илистых берегов в ивовых зарослях, среди низин, заросших высоким тростником. Плывут мимо склонов сопки, зеленеющей молодой листвой. Плывут под синим майским небом молодого Южно-Уссурийского края, славного многими подвигами простого русского народа, пришедшего к океанским берегам, чтобы зажечь светильник веры Христовой над просторами Азии…

Игорь Романов

Запись опубликована в рубрике Образ нашего берега. Добавьте в закладки постоянную ссылку.