От Владивостока до Северной Кореи сотня километров

От Владивостока до Северной Кореи

сотня километров

Что можно сейчас писать о ситуации в мире, о ситуации вокруг Корейского полуострова? Ситуация эта так молниеносно меняется, что любые оперативные выводы могут моментально устареть. Тем не менее, все, что происходит сегодня, описано еще в Апокалипсисе. Нужно только внимательно читать текст…

Переломным событием, приблизившим Россию к революции 1917 года, стала Русско-японская война – такая точка зрения бытует среди историков. Война эта не завершилась победой Российской Империи, скорее финал ее стал нашим поражением. И причины далеко не только во внезапном нападении японцев, недооценке их военного потенциала или в том, что Россия не успела полностью развернуть свои войска на востоке. Более глубокий взгляд позволяет видеть корни событий 1904-1905 годов в духовном состоянии российского общества. Это состояние проявилось в отношении к Порт-Артурской иконе Божией Матери. Медлили с написанием иконы, потом с ее доставкой на Дальний Восток. А когда привезли во Владивосток, то было уже поздно. Порт-Артур был взят неприятелем. А ведь икона была явлена Самой Царицей Небесной. Матерь Божия обещала свое заступничество в предстоящей войне у берегов Тихого океана. Небрежение к святыням, небрежение к Богу – вот что широко являло русское образованное общество в начале XX века. Чудесная Порт-Артурская икона Божией Матери была утеряна. Она исчезла в предреволюционной круговерти…

Но не оставила Матерь Божия Россию и ее дальневосточные рубежи. В 1998 году в Иерусалиме произошло чудесное событие – обретение утраченного таинственного Порт-Артурского образа. Икона была торжественно доставлена во Владивосток.

Как будто Сама Пречистая вновь дает нам шанс на спасение России. Как будто вновь указывает на то, что Россия выстоит в предстоящих битвах. Выстоит, если обратится к Богу, утвердится в святом Православии.

***

…Сегодня у берегов Кореи скопление оружия и агрессивных настроений. Удивительно, что это хорошо чувствуется в Москве, судя даже по тревожным откликам знакомых, и почти совсем не ощущается во Владивостоке. Хотя расстояние от Владивостока до Пхеньяна меньше, чем до Хабаровска. А до границы с Северной Кореей чуть больше сотни километров. И хотя в эфире то и дело звучат слова о возможных боевых действиях, воспринимается это как абстракция. Люди не привыкли к войне. Они в большинстве своем вовсе не осознают, что это такое. Еще в недавнее советское время мы, проживая на Дальнем Востоке, чувствовали себя чуть ли не в военном гарнизоне. У каждого жителя Приморья в паспорте стояла отметка, разрешающая перемещение по краю. Приезжий, не имевший такой отметки, не мог свободно двигаться по приграничной территории. В школе на приличном уровне велась начальная военная подготовка. С детства доводилось бывать на пограничных заставах. Даже учась в десятом классе, в 1988 году, мы – школьники — оказались на полноценных военных сборах в танковой бригаде. Это дело было обязательным тогда для всех десятиклассников. Несколько дней настоящей службы, в полном обмундировании, на довольствии, в казармах, под командованием нормального, чуть «дубоватого» сержанта-танкиста. А еще с младших классов нас постоянно гоняли в бомбоубежище, отрабатывали действия при воздушной тревоге или при «ядерном ударе». Присутствие на улицах приморских городов людей в форме, военной техники было для нас совершенно естественным. Большинство из нас, советских школьников, понимали, что живут на границе.

***

Прошло почти тридцать лет. Выросло новое поколение. Чем живет сегодня Приморье, у берегов которого уже стоит американский авианосец? Чудесный край у Океана. Апрель в обилии солнца. Правда, теплые дни Пасхи сменились пасмурностью и прохладой. Облака нависли над серыми волнами. Сопки ссутулились над водой. Тревожные, даже какие-то надрывные крики чаек словно возвещают о том, что в любой момент может начаться что-то мрачное…

Сегодня опять потеплело. Опять солнце и лазурный океан с маленьким скалистым мысом и белым маяком вдали. Пятница. И местные жители мчатся на своих японских праворульных авто к приятному приморскому отдыху. Когда-то об этих праворульных машинах один владивостокский чудак-журналист написал книгу. Точнее, он написал о том, что Приморье вовсе не похоже ни на какой другой край. Здесь, мол, психология другая, праворульная. Правда, в реальности расположение руля не очень-то отражается на психологии. Тем не менее, желание выделить Приморье из других территорий России возникает у некоторых политиков и аналитиков. Чаще эти веяния идут из-за рубежа. Из Штатов. Во Владивостоке даже располагается Генконсульство США. Штаты пользуются популярностью у местных экспертов. Американские преподаватели читают лекции в ДВФУ, приморские — ездят в США на стажировки. Еще год назад один местный эксперт-международник вопреки очевидному утверждал в своих статьях и выступлениях, что Штаты почти не испытывают интереса к тихоокеанским берегам Кореи и российского Приморья, что американцы даже уменьшают свое военное присутствие в АТР. Зачем он утверждал это? Неужели, за возможность бывать в Сан-Францисско и получать щедрые гранты от соседей.

***

— Я политикой не интересуюсь, — отвечает вовсе не эксперт-аналитик, а начальник отдела небольшой фирмочки во Владивостоке на вопрос, знает ли он, что затевают США на восточных рубежах России.

Не интересуюсь политикой, не интересуюсь историей, не интересуюсь… Это вполне обыденное состояние сознания многих наших сограждан, многих жителей Приморья. Равнодушное отношение к явным угрозам собственной стране. Недооценка, недопонимание этих угроз.

Удивляет то, что среди жителей Дальнего Востока довольно популярна мысль, что Северная Корея сама во всем виновата. Мол, давно не дает спокойно жить со своими ядерными испытаниями и угрозами. В Москве российские патриотические организации посылают ободряющие приветствия и слова поддержки Послу КНДР в России. А во Владивостоке порой говорят, что КНДР «не впервые нарушает спокойствие в регионе».

Хотя ведь вполне очевидно, что действия Северной Кореи вынужденные и целиком лежат на совести США.

— На себя работаю, — это очень распространенный ответ тех, кто сегодня ведет активную экономическую жизнь на Дальнем Востоке. Почему так? Потому что ресурсов природных много, возможностей «делать деньги» много и государственная политика в этом же русле — в экономическом. Не столько в духовном, не столько в патриотическом, а больше всего — в экономическом. Вообще, государственную политику на Дальнем Востоке можно назвать коротко: «порто-франко».

На фоне стоящих рядом авианосцев, во Владивостоке радостно встречают открытие сети американских ресторанов «KFS». В Москве эти низкосортные заведения, торгующие жареной курятиной, существуют давно, и посещают их в основном бедные студенты и мигранты из Средней Азии. В Приморье новость о появлении сети «куриных» кафешек появилась почти одновременно с известиями о военных напряжениях близ Кореи. Однако, по всей видимости, пищевая тематика оказалась привлекательнее военной.

В условиях американской явной агрессии, в условиях жесткого давления Запада на Россию нашим гражданам должно быть противным даже близко подходить к тому, что работает на Запад, к тому, что прочно ассоциируется с западным образом жизни. Казалось бы, никто из наших граждан не должен посещать «макдональдсы» или «KFS». Да и самих этих заведений не должно быть в России, тем более в условиях санкций против нас. Но в реальности над таким утверждением большая часть россиян может лишь рассмеяться. Мы политикой не интересуемся. Но ведь посещение точек американского общепита — это уже участие в международной политике, это укрепление экономических и политических интересов США в России…

***

В книжных магазинах Приморья обилие литературы, содержащей мысли о том, что Дальний Восток – особая, очень не похожая на всю Россию территория, что люди здесь тоже особые. Как будто бы духу они ближе к американцам.

Современные идеи, пропагандирующие обособленность Дальнего Востока и Сибири не новы. Может быть, для неискушенного читателя они покажутся привлекательными. Однако в реальности это типичные мысли о создании отдельных и даже противостоящих России уделов, где тон задают симпатизанты англосаксонской, и конкретно, американской идеологии.

Еще небезызвестный исследователь конца XIX века Ядринцев, развивавший сибирское областничество, восторгался английской колонизацией Америки. Он писал: «Из всех европейских колоний самые быстрые успехи были сделаны американскими колониями. Успехи эти заключались не столько в применении старого, сколько в создании новых форм жизни, имевших огромное значение в истории мира и оказавших влияние на судьбу европейского континента. Своим процветанием эти колонии обязаны гражданской свободе, дарованной Англией…»

Впечатлившись Америкой, не замечая геноцида индейцев и существовавшего в то время в США рабовладения, Ядринцев стал предлагать отделение Сибири от России с ориентиром на США. Развивая подобные идеи, Ядринцев был отправлен царской властью в тюрьму, где много мечтал и пытался сравнивать себя с Достоевским.

Сегодня на Дальнем Востоке немало таких «ядринцевых», только помельче. Все они говорят о некой обособленности дальневосточных территорий от России. Они рассказывают об особой дальневосточной литературе, которая несет в себе дух свободных людей, готовых поспорить с властью. Недавно книжные магазины Владивостока представили мощный фолиант почти в пятьсот страниц, посвященный людям, которые зарабатывали свои капиталы в Приамурском крае в дореволюционное время. Известные фамилии свободных предпринимателей свободного порта: Кунст, Альберс, Вальден, Гек, Гольденштендт, Даттан, Купер, Линдгольм, Люри, Плансон, Циммерман, Янковский… Преимущественно иностранцы, ринувшиеся к тихоокеанскому побережью Российской Империи ради больших богатств этого чудесного края. Эти люди смогли принести, конечно же, и некоторую пользу России на Тихом океане. Но вряд ли их можно назвать созидателями Руси на восточных рубежах.

Мы как будто забываем истинную Россию, что героически вставала с Крестом и Евангелием у тихоокеанских волн. О ней, если немного и рассказывают здесь у границ с накаляющимся Корейским полуостровом, то как-то вне ведущего экономического курса. И нередко в одном ряду с какими-то мелкими, ситуативными событиями.

Вы не увидите на полках книжных магазинов Приморья замечательных работ российского писателя Андрея Хвалина, много потрудившегося в исследовании истории Дальнего Востока и в прославлении российской державности на Тихом океане. Книги Хвалина «Государь и Дальняя Россия», «Восстановление монархии в России» могли бы существенно укрепить позиции нашего государства в АТР, оказывая мощное патриотическое влияние на сознание наших сограждан, просвещая любовью к России множество иностранцев, посещающих дальневосточные города.

Конечно, не все жители Владивостока пребывают в забвении о славных делах Российской Империи и ее монаршей Династии.

В конце прошлого года приморские читатели встретились с работой краеведа Нелли Мизь «Романовы во Владивостоке». В добротном твердом переплете с обтянутым тканью корешком, книга о визите Цесаревича Николая в Южно-Уссурийский край и о посещении Владивостока другими представителями Российского императорского дома – Великими Князьями Романовыми в период с 1873 по 1916 годы. Материалы, которые подробно, хоть и несколько фрагментарно, рассказывают о пребывании во Владивостоке представителей Дома Романовых, в обобщенном виде показывают, какую масштабную и системную политику вели российские правители в движении на Восток.

Правда, книга эта теряется среди обилия многотиражной литературы, рисующей совершенно чужой, и даже маргинальный, Владивосток. Американцы, китайцы, крабы, «правые рули», «Мумий Тролль», голливудские актеры, добыча тигров и китов, таежные легенды и «борцы за власть советов» — вот некоторые штрихи современного литературного образа Приморья. Все это, конечно, есть в истории колоритного Южно-Уссурийского края. Но далеко не эти черты или, точнее, мелкие морщинки являются лицом Державы на берегу залива Петра Великого.

***

В культурной и просветительской политике на Дальнем Востоке сегодня вы встретите много странностей. Порой даже кажется, что есть чей-то заказ на «переписывание» истории России на востоке. Создается как бы отдельная от российской историческая версия развития дальневосточных земель. На переднем плане герои, чьи имена не имели столь большого значения в русской истории на Тихом океане. Все больше какие-то космополитские персонажи. Во Владивостоке нет ни одного полноценного памятника тем, кому город и весь край обязаны своим величием. Нет памятников русским Царям – Александру III и Николаю II, которые превратили Владивосток и все Приамурье в духовный и цивилизационный оплот России на границах с Азией. В декабре 2016 года напротив Покровского собора Владивостока установили небольшой бюст Государю Николаю II, который будучи Цесаревичем посещал город, заложил начало Транссиба, железнодорожного вокзала. А, взойдя на Российский Престол, учредил самостоятельную Владивостокскую епархию, Свято-Троицкий Николаевский мужской монастырь и Восточный институт во Владивостоке, с которого ведет свою историю современный Дальневосточный университет.

По поводу установки бюста Государя в приморских СМИ поднялась волна негативных откликов. Зато мало кто возражал в связи с тем, что в пасхальные дни приморские коммунисты поставили на Партизанском проспекте, который до революции именовался Николаевской улицей, памятник Ленину.

Когда местные журналисты расспрашивали жителей города о том, кто такой Ленин, единственный из всех опрошенных — среднеазиатский мигрант средних лет — неожиданно сказал: «Это тот, кто развалил Россию и убил Царскую семью».

Как-то год назад в разговоре с представительницей городской администрации мы предложили вернуть старое название проспекту, на котором сегодня выставлен памятник «вождю пролетариата». Мы предложили сменить «Партизанский» на «Николаевский». Ответ впечатлил: «Этого нельзя делать, иначе жители подумают, что мы хотим угодить Николаеву». Некто Владимир Николаев был несколько лет назад мэром Владивостока…

***

…В День Пасхи Христовой по Океанскому проспекту Владивостока шел Крестный ход. Только окончилась пасхальная Литургия на берегу бухты Золотой Рог, причастились православные Святых Христовых Таин. И уже через несколько часов – большой Крестный ход во Владивостоке. От Покровского собора по Океанскому проспекту к Белой площади строящегося Спасо-Преображенского собора Руси на Босфоре Восточном. Впереди Крестного хода огромная Икона Воскресшего Христа. Священники в ярких пасхальных облачениях, образа и хоругви…

Иностранцы с восторгом, восхищением смотрели на Пасхальный Крестный ход. А на богослужениях в приморских храмах нередко бывают китайцы и японцы, и даже немцы с заходящих кораблей.

Иностранцы все больше тянутся в наше Приморье. В этом году вдвое возрастает количество заходов больших иностранных лайнеров в главный порт России на Тихом океане. До полутора десятка гигантских кораблей, каждый из которых может привезти по несколько тысяч туристов. Все чаще Владивосток посещают азиаты, желающие прикоснуться к русской культуре.

Азиатские гости в пасхальные дни оказались и в Оперном театре — Приморской сцене знаменитой Мариинки во Владивостоке. Мариинка над волнами Золотого Рога с просторными террасами – подъездами и стоянками для автомобилей. С широкими панорамными окнами. Со светлыми холлами и уютными сценами. Театр на вершинах скалистых сопок, как будто посреди неба и океана. Внизу огни кораблей в бухте, вверху, совсем рядом облака…

На сцене Сводный хор Приморской Митрополии, руководит которым регент Людмила Макаренко, участник Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по развитию русского церковного пения. «Музыка должна быть не только красивой. Она должна напоминать о Евангельских событиях…» — говорит Людмила Ивановна, регент Архиерейского хора.

Духовные песнопения сводного хора Приморской митрополии вдохновили и возвысили весь зал театра. И, может быть, взволновали сердца азиатских гостей, которые все пристальнее вглядываются в Россию и ее культуру.

***

Даже на Корейском полуострове, в Пхеньяне, осажденном американскими кораблями, радостно встречали Пасху. Северокорейские священники служили вместе с батюшкой, прибывшим из Владивостока в храме Святой Живоначальной Троицы. Этот храм построен в Пхеньяне по прямому указанию Ким Чен Ира, отца сегодняшнего руководителя КНДР – Ким Чен Ына. Говорят, Ким Чен Ир испытывал сердечное расположение к православию и русской культуре. И после посещения в Хабаровске храма в честь святителя Иннокентия, епископа Иркутского, он распорядился построить православный храм в Пхеньяне.

В Хабаровской духовной семинарии впоследствии обучались северокорейские батюшки, которые теперь служат у себя на родине. И, конечно, молятся сейчас Воскресшему Христу о мире во всем мире и на Корейском полуострове. Молятся о своей родине…

…Перед Пасхой, в Великий Пост, Владивосток посещала великая святыня земли Русской, принесенная из Киева – чудотворная икона Божией Матери «Призри на смирение». В Покровском соборе Владивостока в прохладный мартовский день произошла встреча двух чудотворных икон – «Призри на смирение» и «Порт-Артурской». Два небесных Лика Пресвятой Богородицы, словно указывающей нам: в смирении перед Господом будет и Помощь России от Него, и заступничество Царицы Небесной, и мир на Тихом океане.

Тяжелые темные тучи давят горизонт на востоке. У берегов Кореи, там, где стоят железные громады американского военного флота. Если начнется гроза, она коснется и нашего Приморья. И глядя на приближающийся шторм, невольно осознаешь, что ни дипломатия, ни экономика, ни военная мощь определяют сейчас: начнется, или не начнется война. Всё в руках Божиих. Нам бы прийти в себя. Очнуться, опомниться. Стать теми, кем призвал нас быть Господь – русскими, православными.

Да и политику нашу дальневосточную хорошо бы сменить с «порто-франко» на «город-крепость».

Романов Игорь Анатольевич,

Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»

Запись опубликована в рубрике Геополитический взгляд. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *