К Святителю Луке накануне Вознесения

Дорога на восход в прозрачном воздухе предгорий Кавказа. Небесная синева чистая, изначальная. Зелень ставропольских просторов и запахи утренней травы. Дорога выносит на Кубань. Здесь теплее и уютнее. Домишки в старом южнорусском стиле, куры и утки… Комбайны переезжают с поля на поле. Плантации кукурузы, подсолнечника. Пшеница – уже созревшая, желтая. За поворотом сверкнула вода рисовых полей. Кубань прекрасна. Маки вдоль дороги, ива и грецкий орех за открытым окном автомобиля. И виноградники – сочные темные лозы.

Волна морской свежести. Еще недавно были горы Кавказа и мелкие горные речушки. Дымка скрывает горизонт и только запах соленой волны ветром в лицо. Слышно, как дышит море…

Таманский полуостров. Дорога среди морей. Южный берег в Черном море, северный – в Азовском. Мелководье, устье Кубани, утки и чайки, тростник, ивы и густое разогретое солнцем разнотравье. Чудные запахи горячей травы и морских отмелей. Большие баржи в азовской синеве.

Сверкают золотом в южнорусском солнце купола над Темрюкским заливом. Чудесный монастырь на горизонте.

— Заехал бы к Федору, — говорит по телефону Сергей Александрович, его сын Федя живет сейчас в этом монастыре.

— Не могу, — отвечаю, — у нас рейс специального назначения, идем транзитом.

Порт «Кавказ» — хорошо звучит. Три часа на переход границы. Что за глупость – граница с самим собой! Наша родная Украина, Крым, Кубань, Кавказ – все Россия, все русское.

Старое, много раз перекрашенное и все же облезлое, судно – паром через Керченский пролив. Штиль, жарко. Теплые моря – слева по борту — Черное, справа – Азовское. Большие корабли на рейде — как в тихоокеанском просторе. В синей воде высокий черный плавник и лакированная спина заботливого дельфина.

За проливом другая эпоха – разбитые дороги, старые советские здания. Все так и осталось с тех времен. «Бедненько, бедненько» — бормочет немногословный Дмитрий Сергеевич за рулем нового черного «Лэнд Крузера».

Феодосия – синее море вровень с желтым песком теплых пляжей. Вишня, черешня, малина – в стаканах и банках вдоль узкой разбитой дороги. Уже за гривны. Эти гривны – игры кучки каких-то людей, грызущих Святую Русь.

В сумерках Симферополь. Горьковатый неповторимый вкус крымского воздуха…

Утро в изобилии солнечного света. Сколько солнца! Солнечный, солнечный Симферополь, солнечный Крым. Святитель Лука архиепископ Крымский и Симферопольский — здесь в Троицком Соборе. Мы к нему в день его прославления. И еще несколько тысяч православных – из России, Украины, Греции…

Утренними симферопольскими улочками к Собору. Среди больших деревьев в крымской свежести июня. Неожиданная картина — на асфальте, словно мусор, валяются скомканные гривны…

Прилегающие к монастырю кварталы кажутся узкими. Серая брусчатка, желтоватые старинные стены, подоконники с цветами в витиеватых кашпо и зеленые крыши — едва уловимое напоминание о Греции.

Вход в Собор уже перекрыт. Парадные казаки бодро останавливают желающих. Мы с батюшкой. Уверенно проходим внутрь храма. Ослепительное сияние. Свет – густой, яркий – потоками льется в высокие окна под куполом. Свет даже ощутим сердцем. И какой-то он не земной. Рака с мощами Святителя в центре храма. Цветы, цветы, благоухание. На праздничной службе пять архиереев. Митрополит Крымский и Симферопольский Лазарь, еще митрополиты и архиепископы. Духовенство Элладской церкви. Греческие песнопения. И народ — наш русский православный народ. Они там в Симферополе какие-то другие – добрые, теплые, набожные – настоящие русские. Ликование, необычайная радость – слова, лишь чуть-чуть передающие то состояние праздника. Душа возносится в невероятном духовном полете. Город пользы – так с греческого переводится «Симферополь». Какая непередаваемая польза душам, оказавшимся здесь у Целителя-Чудотворца Луки.

…Рядом Алушта в солнце, июньских ягодах, сладком вине и сине-голубом море. Огромные платаны, каштаны охватывают тенью прибрежные улицы. Жгучее солнце, теплая галька и прозрачная вода. Штиль. Малолюдно и спокойно на чистом берегу. И потом дорога на желто-оранжевом закате вдоль гор, темнеющих в гаснущем небе. Свежие крымские сумерки…

— Господь всегда дает преизбыточно, — с виду суровый, но очень сердечный и добрый, отец Игорь говорит об этом с чувством человека, не раз воочию видевшего безконечную Милость Божию.

…Следующим днем храм уже почти пуст. Правда, к молебну у мощей Святителя наполняется людьми. После молебна — помазание. Теплый сладкий елей стекает по лбу. Теплая улыбка греческого старца и благословение в дорогу…

Теперь обратно. Симферополь – Керчь, через пролив на Таманский полуостров. Оттуда по Кубани и Ставрополью к Кавказским Минеральным Водам. И все это лишь видимый, земной путь. А то, что произошло незримо молитвами Святителя Луки, словами описать невозможно, да и осознать, наверное, тоже. Чудесный неожиданный подарок от Господа…

Ночная трасса в упругом воздухе заканчивается силуэтами кавказских гор, проступающими в предутренней дымке. Холодные сумерки Ессентукской станицы. Днем будет жарко как в Крыму и очень светло. Сегодня Вознесение Господне.

И.Р.

Запись опубликована в рубрике Образ нашего берега. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «К Святителю Луке накануне Вознесения»

  1. Николай говорит:

    Милостию Божией мне привелось несколько раз побывать у Святых мощей Святителя Луки.Последний раз — 31 мая сего года. Много читал о Нём. Профессор медицины, автор многих книг, по которым до сих пор учатся будущие врачи.Генерал -лейтенант медицинской службы.Архиепископ…Святой…Вот моё стихотворение
    СВЯТИТЕЛЮ – ХИРУРГУ
    Посвящается Владыке Луке
    (Войно-Ясенецкому + 1961)

    На свете этом много ныне
    Путей-дорог, и все зовут.
    Ты путь свой выбрал
    в медицине,
    Указан Богом этот путь.

    И взглянет кто-то,
    вздрогнут веки,
    И в долгожданный этот миг
    Ты спас не просто человека,
    Ведь в каждом человеке– мир!

    И снова будет дождь над крышей,
    Рассветы, песни и костры…
    Тебе был дар великий Свыше,
    Чтоб возвращать миры, миры…

    Ну а еще был дар великий
    Нести священства благодать.
    Как архипастырь и владыка
    Ты твердо в Вере мог стоять,

    Обетов данных не нарушив,
    Творя лишь добрые дела,
    Молитвенно врачуя души
    И исцеляя их тела.

Обсуждение закрыто.