В январском номере журнала «Русский дом» за предстоящий 2016 год опубликовано интервью с митрополитом Владивостокским и Приморским Вениамином. «Настоящая живая молитва сильнее любого оружия». Владыка Вениамин о России, ее Востоке и Промысле Божьем в истории

«Настоящая живая молитва

сильнее любого оружия»

Владыка Вениамин о России,

ее Востоке и Промысле Божьем в истории

IMG_7193

Сейчас с началом военных действий в Сирии особенно много говорят о последних временах, о монархии в России и грядущем Царе, о возрождении нашей страны и о том, что ее преображение начнется с нашего Востока…

Время настает в России грозное. Не все хорошо это осознают, не все понимают, что надо делать. В такие моменты особенно необходимо слово того, кто обладает большим авторитетом для народа. А для русского народа испокон века самым авторитетным словом было то, которое произносил человек духовный.

Господь дал нам возможность побеседовать с одним из старейших архиереев Русской Православной Церкви – митрополитом Вениамином.

Митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин (Пушкарь) почти четверть века преподавал в Московской духовной семинарии и Московской духовной академии. И теперь уже более двадцати лет возглавляет архиерейскую  кафедру на берегу Тихого океана. Владыка — автор множества статей и ряда книг, среди которых «Собор Державный» и «Священная библейская история Ветхого и Нового Заветов». С благословения владыки в России опубликованы смелые патриотические книги, ставшие впоследствии очень известными, такие как «Невидимая Хазария» Татьяны Грачевой. Владыка автор покаянного моления «Плач о России», созданного по образцу Великого Покаянного канона преподобного Андрея Критского. Еще с 1994 года активно поддерживал инициативу канонизации Царской семьи.

В годы служения митрополита Вениамина на Владивостокской и Приморской кафедре была обретена и канонизирована Порт-Артурская икона Божией Матери…

…Накануне встречи с Владыкой казалось, что происходит что-то необычное. Владивосток в снежной пелене и порывах ледяного ветра. Словно мощная крепость под ударами грозного врага. Город захватывал шторм, яростный  ураган.

Владыка выглядел уставшим и как бы погрузившимся в себя. Накануне он проехал почти две тысячи километров по северным районам Приморья – суровым и таежным местам края, где освящал храмы, служил, встречался с паствой.

В просторном кабинете довольно прохладно. Над государственным флагом портрет Государя Николая II с сыном – Цесаревичем Алексием.

На крепком архиерейском столе большая Библия в темно-коричневом кожаном переплете. В углу — макет фрегата с зелеными парусами – напоминание об океане. Мерное тиканье часов и нарастающие штормовые удары за окном…

— Люди живут на этой голубой планете, часто не задумываются ни о чем, сегодняшним днем живут, — голос Владыки негромкий, наполненный любовью. Он говорит с нами как со своими друзьями. Как разговаривает со всеми, кто хочет его услышать.

 — Я стараюсь смотреть на процесс исторический с библейской точки зрения, может и с философской. Через всю историю проходит единая идея, идея, которая пронизывает Библию. Это воспитание и спасение человеческого рода. Спасение от греха, проклятия и смерти.

Где бы ни совершались какие-либо события, они пронизываются Промыслом Божиим, любовью пронизываются. Потому что Бог – есть Любовь. Он по любви призвал из небытия к вечной жизни весь этот мир и человека. И, конечно, дал ему задачу, цель. Бог имеет замысел о каждом человеке, о каждом народе и о всем мире. Этот замысел должен быть исполнен. И это будет исполнено, какие бы силы не препятствовали этому.

ikona_02

— Владыка, а то, что происходит сегодня с Россией, с русским народом, это тоже Промысл Божий о нас?

— На протяжении всей истории России мы видим руку Божию. Не все, конечно, видят. Кто не хочет видеть, тот и не увидит, а кто желает видеть, тот увидит руку Божию. И даже тот, кто не хочет, должен признать, что в мире идет борьба между злом и добром. И, конечно же, у России своя стать, свой выбор, который сделал великий князь Владимир. С помощью Православия и под флагом Православия Россия достигла великих совершенств и стала могучей. Но в истории мы видим, как только Русь отпадает от Бога, теряет свою Веру, она терпит бедствия.

— А есть ли еще такие примеры в мировой истории?

— Библия показала нам один народ, в котором узнают себя все народы мира – это еврейский народ. Он – как бы зеркало для других. В Библии много говорится о нем. И особенно в Книге Судей. Там говорится, что как только Израиль отходил от истинного Бога, как только он впадал в идолопоклонство, погружался в вещицизм, в разврат, так Господь попускал страдания. Господь — не диктатор. Он просто попускает и допускает различные страдания, для того, чтобы в них человек осознал себя и возвратился к Богу. Еврейский народ 430 лет находился в египетском плену, впал там в идолопоклонство и забыл истинного Бога. Но когда его посетили страдания, тогда он вспомнил Бога своих отцов – Авраама, Исаака, Иакова и покаялся. Тогда Господь дал ему вождя — Моисея, который вывел его из Египта. И повел через Синай в землю Обетованную. Они шли сорок лет, постоянно возмущаясь против Моисея, им сытое египетское рабство было слаще свободы. Шли пока все старое поколение, пропитанное язычеством, не положило свои кости в пустыне.

Подобно этому и России, которая семьдесят-восемьдесят лет была в рабстве безбожия на своей земле, необходимо время очищения, чтобы войти в землю Обетованную – Святую Русь.

— Сейчас, когда мы начали бомбардировки террористов на Ближнем Востоке, многим стало ясно, что мы вступили в пору больших и тяжелых испытаний. Выдержим ли мы их? К чему все это приведет, как Вы думаете?

—  События, которые у нас сейчас развернулись, конечно, многих тревожат. Мы вступили в борьбу с ИГИЛом. Но ИГИЛ – это ислам. И пусть этот ИГИЛ — крайний ислам или приблизительный ислам, но мы вступили в эту борьбу. Определенные силы из-за океана достигли своей цели – они добились столкновения двух цивилизаций – ислама и христианства. Потуги столкнуть были все время. То, что происходило в Париже – кощунство против Мухаммеда – провокации. А как это понимает простой народ в Аравийской пустыне? А так, что христиане – наши враги, они кощунствуют над нашей религией.

И когда мы вступились за Сирию, а Сирию нельзя было оставлять в беде, безусловно, столкнулись с этим ИГИЛом, как бы его не назвать. Мы вошли в этот бурлящий котел Ближнего Востока. И это очень чревато. Но, я думаю, что мы с Богом и будем в этом русле идти, чтобы Правда восторжествовала, чтобы Господь восторжествовал.

— Что же нам делать?

— С нашей стороны надо не много говорить, а больше делать. Нам нужно самим изменяться духовно и, конечно, молитва должна быть на устах каждого русского человека. Ведь настоящая живая молитва сильнее любого оружия. Нужно обращаться к Богу как своему Отцу. Нужно искать дорогу к Храму, выходить на дороги, которые ведут к Храму.

Помните фильм «Покаяние»? Актриса, которая сыграла там одну героиню, бывала в нашей Московской духовной академии. В фильме она играет старенькую грузинку, которая идет по длинной улице и обращается к девушке, сидящей у окна:

— Доченька, а эта улица ведет к храму?

— Нет, бабушка.

— Ну, зачем тогда она нужна такая улица?!

И на этом фильм заканчивается.

Нам нужно меняться. Господь нас все время призывает. Как призывал Он еврейский народ. Хотя сейчас Русь возвращается на свою колею, на путь, указанный великим князем Владимиром: и обращения к Богу есть и к Божией Матери. Но это пока незначительный поворот к Богу. Многие еще с комплексами советскими живут. Оставаясь полусоветским, человек стоит как бы раскорячившись, одной ногой на земле, а другой на отплывающей лодке. И не знает, какую ногу, куда поставить. Пора уже осознать и встать на сторону Добра и Любви, а значит на сторону Бога. А, с Богом нам будет легко. Если мы с Ним, то кто против нас?

— Да, но ведь пока мы остаемся светским государством. А светским – это ведь, по сути, атеистическим. Хотя у нас 80% населения – православные. И даже Президент у нас – верующий, православный человек. Сейчас с новой силой заговорили о монархии. Но настоящая монархия вряд ли возможна в светском государстве?

— Самый лучший способ правления, и государством, и людьми, безусловно, монархия. Монархия – высшая форма правления. Есть, конечно, еще выше форма – это теократия. Но теократию сохранить в мире очень нам трудно, потому что тогда мы должны руководствоваться конституцией Неба, а Небо говорит: не убий, не укради, не любы сотвори, чти отца и мать своих, Небо говорит даже о любви к врагам… Да, если мы признаем Бога Царем Неба и Земли, то мы должны полностью исполнять Его волю, а если нет, то теократия не в силах остаться с нами.

Монархия, не так сильно отличается от теократии, хотя здесь уже человеческий элемент вступает. Православная монархия, религиозная монархия, конечно, руководствуется конституцией Неба. Достаточно вспомнить, как появилась монархия в истории еврейского народа.

В период Судей еще с горы Синай Бог был у них Царем Неба и Земли. Но евреи пришли к Самуилу и попросили земного царя, как у других народов. Самуил опечалился, а Господь сказал: «Что ж ты печалишься? Не тебя они оскорбили, а Меня отвергли. Я у них был Царем и Неба и Земли, а теперь они царя земного хотят». Но в то же время Господь снизошел к этому народу и дал ему Царя – избранного, помазанного от Бога, которому делегировал власть божественную на земле, которого должно слушать как Бога.

И так появилась эта монархия в еврейском народе. Потом этот монархический способ правления был передан Византии, а Византия передала его России православной.

А кончилось все тем, что мы расстреляли монарха. Когда стреляли в монарха, стреляли в Бога, потому что Господь говорит: «Слушайте его как Меня». Русский царь стремился руководствоваться конституцией Неба. Для него образец государственности был – Небесное царство. Конечно, цари имели свои недостатки, но принцип монархической власти в том, что он руководствуется Богом и задача его и образец, к которому он должен привести свое земное царство – это Горний Иерусалим.

— Владыка, с началом событий на Украине, в России появилась новая волна пророчеств о грядущем Царе. И даже о конце Света. Не является ли это таким умышленным действием, направленным на то, чтобы расслабить народ, или сбить его с толку?

— Эсхатологическое чувство свойственно всем народам, и России в том числе. И тот народ, который больше страдает, имеет сердце более восприимчивое к грядущим событиям, приближающимся в той или иной стране или, вообще, во всем мире. Эсхатология – это учение о Конце мира. И оно свойственно даже атеистам. Только у них не Бог, а материя. Исчезает нефть, энергия и земля идет к гибели – в их представлении это тоже эсхатология, но безбожная.

В нашей эсхатологии для россиянина Христос и Россия на первом месте. И, конечно же, многие люди монархического устроения желают возвращения Царя. Чтобы пришел Царь и царствовал нами.

Мой духовник архимандрит Кирилл (Павлов) с сомнением относился к скорому возрождению России.

Я тогда ему говорил: «Батюшка, ведь все может Господь, может благодать Господь дать, которая призовет людей (есть такая благодать – призывающая)». Чудо он не отрицал, что оно возможно, но был настроен не слишком оптимистично.

Но Бог не спасает человека без человека. Бог знает, может Господь и монарха нам даст – мы не знаем грядущих событий. Но это не значит возложить на него все-все-все надежды, упования, а самим ничего и не делать, и не совершенствоваться, духовно-нравственно не укрепляться. Если мы считаем, что придет царь и все сделает за нас, то это неверно, конечно.

Тут можно вспомнить историю Иезекии, благочестивого иудейского царя, жившего во времена пророка Исайи в восьмом веке до Рождества Христова. Заболел Иезекия. Господь говорит Исайе: «Иди и скажи ему, что он умрет». А Исайя был вхож в палаты царские, так как был из царской семьи, царского рода. Он пошел и сказал: «Иезекия, так сказал Господь: ты умрешь!» — повернулся и ушел. Иезекия заплакал и стал молиться о продолжении жизни. Исайя в это время выходил из ворот Иерусалима и голос Божий опять заговорил в нем: «Вернись! Скажи, что он еще поживет!». Он пришел и говорит: «Так говорит Господь Израиля: ты еще поживешь!». Иезекия прожил еще пятнадцать лет.

Так Конец мира тоже зависит от синергии – от соработничества Бога и человека, воли Божией и воли человеческой.

— Места, где проходит сейчас Ваше архиерейское служение, для Вас родные – Вы родились и выросли в Приморье. И вот уже более двадцати лет здесь возглавляете кафедру. Все, наверное, здесь для Вас любимое и привычное – это ведь Малая Родина. Но Приморье и весь Дальний Восток имеют огромнейшее значение для всей России. И на фоне суровых испытаний, которые сейчас захватывают нашу страну с западной и южной частей, восточная сторона России даже представляется большим убежищем с огромными природными запасами и удобным расположением. И ведь уже было время, когда ехали сюда со всей страны…

— Невольно вспоминается протоиерей Иоанн Восторгов, священномученик, который был здесь с миссионерской деятельностью. Он, конечно, очень хорошо сказал и по поводу Владивостока, и по поводу всего Дальнего Востока: «Россия дошла до берегов Тихого океана с Крестом и Евангелием». Ведь посмотрите, через всю Сибирь прошли мы с Крестом и Евангелием. Россия не эксплуатировала живущие здесь народы, а, напротив, она приобщала их к христианству. И наш русский народ, крестьяне центральных областей России, Украины и Белоруссии ехали сюда, порой, не зная куда. Как Авраам в Обетованную землю.

Я часто, когда преподаю Библейскую историю, сравниваю Святую землю – Палестину – с Приморьем. Говорю: только Приморье чуть-чуть побольше, да. Здесь, безусловно, никакого нет сравнения, Палестина – центр духовный, центр трех религий. А Приморье, оно достойно, чтобы его любить, хранить, укреплять. И достойно оно, чтобы здесь стояли бастионы, которые хранили бы с Востока нашу страну.

— А можно ли сказать, что здесь во Владивостоке, на Тихом океане начало России?

— Началась Россия с купели Днепра. И конечно, у нее много дверей, она — Евроазиатское государство.

Можно сказать, что и здесь начало России. Здесь солнышко восходит.

Цесаревич Николай, будущий Царь, начал знакомиться с Россией с ее Востока, отсюда. В Японии он получил удар. Вот это событие мне кажется мистическим. Но он остался жив, он потом с Владивостока поехал по всей Руси через всю Сибирь, как бы указывая, что это наша территория, ее надо хранить и ее надо обустраивать и заселять.

Много сделал его отец Александр III, для того чтобы наши Сибирь и Дальний Восток укреплялись, заселялись. Нам нужно продолжать эту идею царя и воплощать ее в жизнь.

Больно смотреть, когда отсюда массами уезжает народ, выбирают себе землю за Уралом, туда поближе к Белокаменной. Это очень печально, ведь как заселялась эта наша земля. Героически, я бы сказал.

— Сегодня мы забываем, что Россия пришла сюда с Крестом и Евангелием и подходим к этим территориям с экономическим сознанием. И эта экономика – не духовная. Гигантские мосты, хорошие дороги, сверкающие гостинцы и бизнес-центры – все это великолепно… Но, еще к саммиту АТЭС в 2012 году должны были завершить строительство кафедрального Спасо-Преображенского собора на берегу бухты Золотой Рог. Патриарх Алексий II, будучи с визитом во Владивостоке в 2000 году, благословил выбранное Вами место под строительство Собора. Сегодня, глядя на брошенные недостроенные  стены этого величественного храма на фоне новых домов-небоскребов, мы видим какое-то поругание, унижение России здесь на берегу Тихого океана?

— Если на фоне прекрасного дворца или коттеджа стоит убогий храмик, то это отражает нашу духовную жизнь, внутреннее состояние человека, то, насколько оно близкое к Богу. Если ты строишь для себя и детей во временной жизни такое прекрасное строение, а храм стоящий рядом с твоей виллой похож на «хижину дяди Тома», а то и вообще — молитвенный дом, то что тут говорить? Такова наша духовная потенция, таков наш духовный мир.

Мы ведь выступаем даже против преподавания в школах «Основ православной культуры»! А потом мы плачем, когда приходят к нам бедствия – откуда они взялись? Да, на какое-то время Господь попускает это материальное процветание, ждет нашего покаяния.

Бог господствует над всем этим миром, Бог призвал из небытия эту планету. Бог создал человека и дал ему духовные ценности и разум. И он дал такой кладезь богатства на этой земле: и рыба, и лес, и драгоценности. А мы Богу не можем даже взять кусочек глины, с песком смешать, сделать кирпичики и построить Ему Дом Божий. Мы грабим, так сказать, осваиваем эту землю и считаем, что это все естественно, это все наше. А для Бога ничего не хотим сделать. Какое это оскорбление, как мы Бога оскорбляем!

Я считаю, что это показатель. Не о всех жителях города говорю. Многие за то, чтобы храм был. Кафедральный собор – это самый большой, самый главный собор. В любом городе – он центр и обычно его ближе к администрации ставят. Здесь управление гражданское, а вот духовное, духовный центр. И в него входит все собрание, все слои общества. Поэтому он и называется собор, собрание.

Наш собор уже вышел из земли, фундамент прекрасный. Но будем надеяться, молиться и стараться, чтобы вновь началось его строительство, и чтобы у нас был достойный кафедральный собор вместе с такими великолепными строениями как эти мосты, прекрасные дороги и прекрасные дома. Здорово было бы, если бы наш кафедральный собор во Владивостоке был уже построен. Он стал бы самым главным домом в этом прекрасном городе. Домом Божиим.

Я часто говорил, что наш кафедральный собор будет визитной карточкой. Пожалуйста, пришел во Владивосток иностранный корабль и сразу ясно, куда он причалил. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет.

Почему бы нам не собрать по копейке. Не владыке это строится и не кому-то другому, а Господу, который создал Россию. Что же вы братья мои, дорогие…

— Почему–то именно в Приморье Господь дал провести Земский собор и царский генерал Михаил Константинович Дитерихс здесь был правителем и стоял со своим войском до октября 1922 года, когда во всей остальной России уже советская власть утвердилась. Владивосток тогда жил по законам Российской империи. Здесь была настоящая Россия. Приамурский Земский собор во Владивостоке восстановил монархию в стране.

— Я вот говорю, что во всем Промысл Божий, безусловно. И это не напрасно было. Потому что Россия хотела сказать последнее слово революционерам, что все-таки — монархия. И если те белогвардейские полки, возглавляемые Деникиным и Колчаком, забыли или по политическим мотивам не говорили о монархии, о царе, то генерал Дитерихс — он молодец. Он возглавлял расследование убийства царской семьи, имел свидетельства их мучений. Дитерихс возглавил Приамурский Земский собор. И решения этого собора никто не отменял. И это было, все-таки, не последнее слово России. Я думаю так.

Философ Бердяев, хоть он такой своеобразный философ, сказал: «Но последнее слово России – Бог». В том страшном атеизме, который был тогда, он сказал: последнее слово России – Бог. Дай Бог, чтобы так было.

***

…Через полтора часа беседы в тишине архиерейского кабинета, на столе Владыки начал постоянно звонить телефон. Пора завершать.

Владыка попросил передать добрые слова главному редактору журнала «Русский дом» Александру Николаевичу Крутову:

«Дорогой, Александр Николаевич, наш Дальний Восток, Приморский край и конкретно наша Владивостокская и Приморская митрополия, которая состоит из трех епархий, благодарит Вас! Все братья и сестры благодарят Вас за Вашу деятельность, за Ваш журнал «Русский дом», который доходит и до нас сюда на берега Тихого океана, ведь мы тоже в русском доме живем!

Я уверен, что, конечно, такой прекрасный журнал прочитывается от начала до конца всеми и с большим интересом.

Существует журнал «Русский дом» давным-давно. А вообще Русский дом от Великого Князя Владимира существует с Купели Днепра. Желаем Вам, чтобы журнал «Русский дом» был всегда пронизан русской идеологией. И чтобы в русском доме было всегда хорошо жить и спасаться. Чтобы, живя в русском доме, мы всегда знали, куда идти и к чему стремиться. Нам не нужно никаких идей, идеологий из заморья, из каких-то стран. Они там свои имеют идеи, идеологии и пусть живут и другим не мешают. А у нас своя идея: совершить, исполнить Правду Божию на Земле. У нас идеал – это Христос и к нему нужно стремиться и воплощать его учение в нашей жизни, что и делает журнал «Русский дом».

Желаем Вам Божией Помощи, сил, крепости и многих-многих еще лет жизни во Славу Божию и во Славу нашего Отечества и русского дома! С Богом! Мы о Вас помним, мы молимся о Вас!».

Согретые теплой встречей с Владыкой, мы вышли из старого здания епархиального управления, построенного еще до революции…

Улицы Владивостока в снежной метели. Хотя метель – это в Подмосковье. Здесь – шторм, который резкими бросками кидает на город жесткий снег. Идти трудно – это борьба с ураганом. На мосту через Босфор Восточный машину бросало и чуть не опрокидывало ударами океанского ветра. Едва въехали на остров Русский, мосты перекрыли.

Всю ночь ветер рвал кровлю с крыш многоэтажных домов, протяжно выл и ударял в окна, толкал стены. Падали рекламные щиты и дорожные знаки…

Утром яркий белый снег. Он слепил и вызывал восторг своей свежестью и чистотой. Темно-зеленый океан, еще неспокойный в солнечных бликах, будто пытался отдышаться, прийти в себя после грозной бури. Ушел ураган. Наступало умиротворение…

Беседовали Игорь Анатольевич и Владислава Николаевна Романовы

РУССКИЙ ДОМ. №1. ЯНВАРЬ. 2016

 

 

Запись опубликована в рубрике Цивилизация Духа. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «В январском номере журнала «Русский дом» за предстоящий 2016 год опубликовано интервью с митрополитом Владивостокским и Приморским Вениамином. «Настоящая живая молитва сильнее любого оружия». Владыка Вениамин о России, ее Востоке и Промысле Божьем в истории»

  1. Екатерина говорит:

    Спаси Господи!

Обсуждение закрыто.