Протоиерей Геннадий Беловолов: «Без Царя мы все чувствуем полнейшую безотцовщину»

Протоиерей Геннадий Беловолов: «Без Царя мы все чувствуем полнейшую безотцовщину»


Чем быстрее мы вернемся к самодержавию, тем быстрее мы вернем себе спокойный образ жизни, спокойный сон и спокойное развитие нашей страны …

iJ7MV7KLBКак сообщалось, глава Республики Крым Сергей Аксенов высказал мнение о том, что Владимир Путин мог бы занимать пост Президента пожизненно.

Высказывание С. Аксенова прокомментировал в интервью «Русской народной линии» настоятель храма свв. апп. Петра и Павла в с. Сомино, директор мемориального музея-квартиры св. праведного Иоанна Кронштадтского в Кронштадте, заместитель председателя Комиссии Тихвинской епархии по канонизации святых и истории Тихвинского края протоиерей Геннадий Беловолов:

Я бы сказал, что накал эмоциональности всех откликов говорит, что монархию рано сдавать в архив, даже то, что приведенные отзывы носят отрицательный характер, но их эмоциональность говорит о том, что тема на самом деле горячая. Думаю, что здесь Аксенова мы должны признать воплощением гласа народа, каковым он был три года назад, в 2014 году, когда он действительно воплотил в себе волю и чаяния русских людей Крыма. У него есть, видимо, способность как-то аккумулировать эту волю, как-то в себе универсально переосмыслять чаяния народа. Опыт трехлетней давности показывает в нем очевидную способность быть гласом народа. Эта способность не отказала ему и в этот раз. Безусловно, его устами, можно сказать, мы все сказали — да, есть запрос на монархию. Причем запрос очень серьезный, очень долгожданный и запрос не сиюминутный. Это не эмоциональный порыв. Нет, конечно. Думаю, не случайно эта идея высказана в тот день, когда Россия лишилась монарха, в тот день, когда мы сегодня с горечью можем сказать, что мы сто лет прожили без Царя. Сто лет без Царя — страшная формула. Кто мог бы подумать, что Россия будет целый век жить без Государя?

Почему существует запрос на эту идею? Это очевидно, что без Царя мы все чувствуем полнейшую безотцовщину, ведь в самой идее Отечества, мы говорим «отчизна», «отец», «родина», заложена идея рождения, идея отца, Родины-матери. В самой идее Отечества заложена идея отца. Если у Отечества нет отца, то это безотцовщина. И эти сто лет без Царя — это сто лет русского сиротства. Это сто лет народу-беспризорнику, который потерял семью, отца. Народ, который пребывает в состоянии безотцовщины.

Строго говоря, как мы можем говорить «государство», если нет Государя, Отечество, если нет отца? Нужно тогда какие-то другие термины искать, более адекватные, подходящие к тому состоянию безотцовщины и сиротства, которое существует. Так вот, ничто так не подводит к идее монархии, как демократия. Какой бы она ни была — хорошая или плохая. Демократия — это, по сути, игра в рулетку, потому что выборы все носят характер не личный. Мы никогда не пожмем руку ни одному президенту, никогда его в глаза не увидим. Я сподобился как-то с Путиным по телефону поговорить, но, видимо, это единственный контакт. Мы видим лишь картинку на экране. Это не демократия, а телекратия.

Слава Богу, Путина мы видим, как человека, радеющего за Отечество. У нас же были примеры до него: Ельцин, Горбачев. Кто развалил Советский Союз? Мы все, наше поколение, пережили величайшую катастрофу только исключительно благодаря плодам этой демократии. Их выбирали. Она законно избранные президенты СССР и Российской Федерации. С точки зрения закона демократии все законно. Но по плодам надо судить их — разрушена страна. Демократия — это минное поле. Сейчас мы, слава Богу, проскочили. А что дальше, кто будет следующий? Мы же не знаем. Кого выберут, кого поставят? Кто будет после Владимира Владимировича? Опять выберут какого-то Горбачева и разрушат то, что осталось от великой Российской Империи?! И никто никакой гарантии не может дать при этой демократии, что не выберут или нам не подсунут, не подставят какого-то такого ставленника неизвестного происхождения.

Эта неизвестность, непредсказуемость демократии для такой великой страны, как Россия, самоубийственна. Демократия в античности существовала в небольших полисах, в небольших городках, где все друг друга знают. Может быть, она еще может существовать в небольших государствах, типа Эстонии или Бельгии. Но в таких больших Империях, как наша…

Надеюсь, никто не думает, что в Америке есть демократия. Там четко две партии играют в пинг-понг, и все. И больше никто не может подступиться. Это как две руки одного субъекта. Разводить демократию в России — это, по сути, ее вести к гибели. Важен и тот факт, что даже демократически избранные президенты все равно ищут, как остаться на второй срок.

Говорят, что Путин прохладно относится к монархии. Но он же сам продуцирует механизм монархии, он же сам себя наследует, он сам выстраивает так передачу власти, что он сам является наследником самого себя. Это же чисто монархический принцип, когда человек сам себе передает власть. Если бы у него была возможность еще самому себе передавать, он бы, наверное, это делал. И мы были бы не против, в принципе. Но это уже монархический принцип наследования. А при монархии власть предсказуемая. Правит не только один человек, но правит род, правит династия. И масштаб власти совершенно изменяется. Он меряется не пятилетиями, а столетиями, веками. И возникает единство власти, единство истории, единство народа, единство идеологии. И при монархии восходящий на престол монарх всегда объявляет, кто будет его приемником. Сразу же ясна перспектива следующего царствования. Возникает предсказуемость истории, любой человек знает не только при ком он живет, но он может сказать, при ком будут жить его дети и внуки. Они будут жить при этой династии.

Поэтому для России династия просто прописана, как родовой признак. Это наше родовое пятно — монархия. Большие Империи могут только как монархии существовать. Монархия у нас не сдается, монархия будет жить и побеждать, и все сто лет без Царя это только доказывает. Любые правители — коммунистические, демократические — все равно стремятся к твердой власти и думают, как ее передавать, а не выбирать со стороны неизвестно кого. Каждый правитель, став у руля власти, тут же включает монархический принцип, как бы плавно передать власть.

По сути, мы, хотя живем в демократическом государстве, но видим и другое — Ельцин передал, именно передал власть Путину, Путин несколько раз передает ее самому себе, а теперь возникает ввопрос, как он осуществит следующее наследование? Хотя у нас не правит династия, но механизм монархический абсолютно очевиден. То есть все ищут форму передачи власти, а не проводят выборы неизвестного лица.

Поэтому непредсказуемость демократии в условиях нашей большой страны, такой многообразной, многонациональной, очень опасна. И чем быстрее мы вернемся к монархии, тем быстрее мы вернем себе спокойный образ жизни, спокойный сон и спокойное развитие нашей страны. Монархия живет и побеждает. Это совершенно очевидно.

В этот день «сто лет без Царя» понятно, кем была бы Россия с Царем. Это сегодня страшно помыслить, кем бы мы были. Тогда уже боялись, что Россия вырвется так, что ее никто не догонит. И сделали все, чтоб убить именно Царя. Революция именно и состояла в том, чтобы не было Царя, а потом его убить.

Запись опубликована в рубрике Российская государственность. Добавьте в закладки постоянную ссылку.