Остров Русский, профессор Портнягин

1352651323_san-francisko_-aleksandr-portnyagin-u-raki-ioanna-shanhayskogoКакой удивительный город Владивосток! И какая насыщенная здесь история и сегодняшняя жизнь! Сюда собиралась вся старая, вся русская, вся православная Россия. В 1920-е годы, во Владивосток ехали все, кто пытался уйти от «красных богоборцев». И волей-неволей тут встретилась немалая часть нашей аристократии, казачества, духовенства, дворянства… В 1922 году русские люди покидали Россию из Владивостока. 26 октября 1922 года уходили корабли в Посьет, оттуда по суше в Новокиевку (Краскино), потом в китайский город Хуньчунь. Далее — в Харбин…

На днях из Харбина приехал Александр Дмитриевич Портнягин. Профессор Портнягин, который родился на Русском острове, когда там по военным грунтовым дорогам еще ездили «студэбеккеры» и «форды» и снега выпадало, наверное, в два раза больше, чем теперь. Александр Дмитриевич рассказывал, как в детстве их возили в школу среди высоченных сугробов. Помнит он, как взорвался корабль-миноносец «Ворошилов» в бухте Новик, взрывной волной повыбивало стекла в домах…

С Русского острова профессор Портнягин попал в Порт-Артур. Его отец был офицером, а в Порт-Артуре в 1950-х еще стояли наши воинские части. Школу Александр Дмитриевич заканчивал во Владивостоке в районе Диомида. А потом уехал в Москву — поступил в московский институт. И дальше его жизнь стала складываться в русле ученого-исследователя — в Москве, а потом в университетах США. В Америку его направила Россия и там он прожил двадцать лет, мечтая поскорее вернуться на Родину.

Теперь Портнягин в России. В Харбин летал со своей супругой Валентиной Петровной Имтосими, чтобы добраться до Порт-Артура — ныне Люйшуня.

— Это совершенно другая страна, —  Александр Дмитриевич сейчас рассказывает о Китае, когда мы с ним в кафе на бывшей Николаевской улице Владивостока.

Китай полностью изменился с тех послевоенных лет, когда профессор жил там. Город Порт-Артур он совершенно не узнал. Проехал он поездом от Харбина до Люйшуня — впечатление, как говорит, такое, будто находишься в Германии — все чисто, ухожено. Китайцы в тех местах выглядят очень современно… Видимо, совсем не так, как во Владивостоке, где чаще встречаются бывшие челночники, перешедшие теперь в разряд мелкой буржуазии, но сохранившие прежние привычки и манеры.

Оказались с профессором Портнягиным на Океанском проспекте — первоначальное название этой улицы — Китайская. Профессор некоторое время допытывался, что это за бронзовая женщина стоит на обочине. Вскоре стало понятно, что речь идет о бронзовой скульптуре моряка, вернувшегося с рейса. Образ 1960-х годов — у моряка пластинки «Лед Зеппилин», длинные волосы по плечи и поднятый вверх большой палец, означающий, что моряк «ловит» на проспекте машину. По сути, памятник фарцовщику, привезшему из рейса валюту и желающего широко отдохнуть в родном порту Владивосток. В некотором смысле это совпадает с неформальной идеей памятника Ленину, до сих пор стоящему в сквере напротив железнодорожного вокзала, основанного Цесаревичем Николаем Александровичем Романовым, будущим Государем Николаем II. Каменный Ленин одной рукой бодро указывает в море. Другая рука памятника опущена вниз с зажатой в кулак кепкой. Как говорили моряки в давние годы, идея такова: «Все, что заработали там, — пропьем здесь».

А ведь действительно, все что заработала царская Россия до 1917 года до сих пор пытаются «пропить» бывшие фарцовщики, члены ленинского комсомола и их идейные потомки. Сказочно богата наша страна…

…Покровский собор Владивостока. Старый Порт-Артурский образ Царицы Небесной. Живой дух России и ее дальних берегов.

У образа святителя Иоанна Шанхайского Александр Дмитриевич вспомнил об игумене Германе (Подмошенском) — духовном чаде святителя Иоанна.

— Удивительно светлый и очень интересный человек отец Герман, — нам довелось встречаться, беседовать и переписываться с ним, — рассказывал Александр Дмитриевич, когда мы вышли из храма.

Я вспомнил, что завтра день памяти отца Германа. Он скончался два года назад. И в Москве, и в Америке, и во всем православном мире будут служить панихиды и вспоминать замечательного русского батюшку, основавшего вместе с отцом Серафимом (Роузом) монастырь в Платине…

Удивительная встреча во Владивостоке. В городе, который вмещает в себя всю историю России. В городе у Океана, находящемся на границе иных миров и являющимся духовным центром Русского мира во всем Азиатско-Тихоокеанском пространстве.

…Монастырь святого преподобного Серафима Саровского на острове Русском. Профессор Портнягин жил рядом с местом, где через десятки лет появился этот монастырь. Хотя еще до революции здесь стоял полковой храм, разрушенный впоследствии большевиками…

Удивительно, как сейчас здесь все похоже на Афон. Даже запахи — море, сырость камней, дерево и ладан — как в Свято-Пантелеимоновом на Святой Горе. Высокие стасидии и архандарик со стеклянной верандой — это тоже оттуда. Батюшка Серафим — теперь покровитель Русского острова. Даже мост на Русский открыли 1 августа 2012 года — в День памяти преподобного.

Благоухает цветущим шиповником Русский остров, на котором родился Александр Дмитриевич Портнягин — русский профессор, двадцать лет проживший в Соединенных Штатах. С рассказами Портнягина о нашей Русской Америке, о всем русском зарубежье, о наших подвижниках и православной русской эмиграции, кажется, что Владивосток становится большим русским домом, где живет настоящая Россия. Та Россия, в которую мы идем и которая уже светится на океанском горизонте золотыми куполами и крестами над островом Русским.

Игорь Романов

Запись опубликована в рубрике Образ нашего берега. Добавьте в закладки постоянную ссылку.