Александр Портнягин. В охваченном террором Париже

Профессор Александр Дмитриевич Портнягин — добрый друг «Берег России», родившийся на острове Русском и часть жизни проживший во Владивостоке. В ноябре этого года Александр Дмитриевич с супругой Валентиной Петровной Имтосими, хозяйкой кисловодского театра-музея «Благодать», оказались в Париже, как раз в то время, когда там произошел теракт.

Александр Дмитриевич поделился своими впечатлениями из города, охваченного террором, и размышлениями о политике Франции и жизни наших соотечественников в этой стране.

Берег России

В охваченном террором Париже

Обелиск напротив русского военного кладбища под Мурмелоном со словами  «Дети Франции! ...  вспомните о ваших русских бМы не знаем французского языка, но сразу поняли, что в Париж пришла большая беда. Телевидение показывало кровь французов и ослепительные вспышки взрывов.

Сообщение о трагедии было настолько неожиданным, что сейчас не могу припомнить, как это началось.  Забитый до отказа гараж гостиницы, в которой мы остановились,  мгновенно опустел.  Все машины, кроме нашей, буквально исчезли.

Город погружался в атмосферу неконтролируемой паники, несмотря на призывы президента Олланда соблюдать спокойствие и выдержку. Трудно простым людям держать себя в руках, когда первое, что сделал президент, это объявил о начале войны, о том, что без крайней надобности не выходить на улицы. Вслед за этим предупреждением было объявлено чрезвычайное положение во Франции сроком на три месяца.

Когда 4 дня спустя  мы покидали страну, то нас поразил явный спад активности в аэропорту им. Шарля де Голля. В то же время не понятно было, почему после случившегося, при входе в аэропорт, службы безопасности не проверяли багаж. Никаких металлоискателей не было ни при входе, ни во время сдачи багажа после регистрации. Должен отметить, что таких жестких мер безопасности, какие используются в России или США, мы не наблюдали ни в Италии, ни во Франции.

В первый день террора в нашем районе Клиши напряжение только нарастало. Население еще не осознавало всю масштабность трагедии. Но когда началась атака на террористов в районе Сен-Дени, который находится рядом с Клиши, ситуация резко изменилась. Кругом – отряды полиции, прохожие торопятся укрыться в зданиях, заметно нервничают. В популярном гастрономе под названием «Казино» – безлюдно.

Мы нервничали тоже, так как  у нас был назначен целый ряд встреч, отменить которые мы не могли. Иначе не выполнили  бы программу пребывания, связанную с осуществлением наших проектов в Театре-музее «Благодать».  Забегая вперед, скажу, что, несмотря на то, что  в некоторых случаях  мы должны были находиться в местах большого скопления народа, по возможности старались избегать пользования общественным транспортом.  Поэтому  продолжали колесить по Парижу на автомобиле наших соотечественников, которые, кстати,  любят Кисловодск и часто посещают Театр-музей «Благодать».

Один раз мы воспользовались метро, чтобы добраться до очередного места встречи. Попасть на машине туда очень трудно. И вот на что мы обратили внимание. Считается, что преобладающее население Парижа – белое население. Однако невооруженным глазом было видно, кругом —  арабы и негры. В вагоне, в котором мы ехали, было, на удивление (учитывая опасную ситуацию в городе), довольно много народу. Белых, включая нас,  — пять человек, остальные – черные.  Безусловно, нельзя заподозрить всех небелых в терроризме, однако, очевидно и другое:  чтобы организовать террористические акты, посеять панику и держать население большого города в страхе, не нужны полчища террористов.

Сегодняшняя Франция, как и другие западноевропейские страны, следуют в фарватере внешней политики Соединенных Штатов, которые ведут отношении России холодную войну. Замечу, что они от нее никогда не отказывались, как наивно полагали у нас, начиная с горбачевской перестройки.  Это я наблюдал в течение двадцати лет преподавания в США. Поэтому с началом украинского кризиса, полностью организованного заокеанскими «добродетелями», тлевшая несколько лет холодная война возобновилась с новой силой. Франция не осталась в стороне и заявила о своей лояльности Вашингтону.

Подтверждение этому мы нашли в беседе с Марией Дмитриевной Ивановой, внучкой адмирала Капниста, казненного большевиками вместе с генералами и другими видными людьми России в Пятигорске. «Каждый раз, когда включаю по утрам телевизор, сердце сжимается, т.к. знаю, что сейчас будут говорить какую-нибудь гадость о России», — говорит 86-летняя русская аристократка, родившаяся во Франции.

Встречаемся с нашими соотечественниками, родственники которых, кстати, связаны с Северным Кавказом. Прежде всего, это Константин Хагондоков, внук прославленного генерала Хагондокова, кабардинца, одного из руководителей Дикой дивизии, последний губернатор Амурской области, которого в 1917 г. прочили в генерал-губернаторы Петрограда, героя Русско-японской войны и  Первой мировой. Кстати, в Театре-музее «Благодать» подготовлена первая на Кавказе экспозиция об этой славной семье и поставлен спектакль, рассказывающий о героине Франции Эльмесхан Хагондоковой, дочери выдающегося генерала.

Наперебой с женой Константин торопится поведать о том, что совсем недавно их компьютер полностью очистили от информации, в которой содержалось упоминание о России,  и вся переписка, которую они вели со мной. Человек, родившийся во Франции и проживший в ней 81 год, с нескрываемым негодованием восклицает: «Что же это происходит в нашей стране!? Какое-то сумасшествие!».

Наш замечательный гид в Париже Галина рассказала, что то же самое произошло с ее друзьями. И это явление было повсеместным во Франции, особенно за прошедший год. Другими словами, мы наблюдаем западную «демократию» в действии. В то же время, как стало известно, бандиты из ИГИЛ, развернувшие террор во Франции, свободно переговаривались по мобильным телефонам, пересекали границы стран ЕС и, в конечном итоге,  нанесли смертельный удар по мирным французским гражданам.

Узнаем от наших соотечественников о том, что в результате этих актов террора, в некоторых районах Парижа, где преимущественно арабское население, жители стали публично демонстрировать свое одобрение случившейся трагедии.

Заплатив высокую цену, в результате трагических событий, официальный Париж осознал, пусть даже временно, что истинный враг французского народа не Россия, а ИГИЛ, и что слепое подчинение своей внешней политики Соединенным Штатам, противоречит национальным интересам  страны. В результате, внешнеполитический курс  в отношении России стал меняться. Та же Мария Дмитриевна отметила, что впервые за многие годы «мы услышали, что президент Олланд  собирается наладить связи с Путиным, хотя бы в борьбе с террористами». Голос разума восторжествовал. Надолго ли?

Александр Дмитриевич Портнягин

Запись опубликована в рубрике Геополитический взгляд. Добавьте в закладки постоянную ссылку.