Константин Грецких: «Из Приморья уезжает много православных людей… И я решил поддержать нашу цивилизацию здесь, на Востоке»

Константин Грецких: «Из Приморья уезжает много православных людей… И я решил поддержать нашу цивилизацию здесь, на Востоке»

После разразившегося на Украине вооруженного конфликта в Россию переехало множество медработников. Случай невролога Константина Грецких, выбравшего для дальнейшего места работы Уссурийск, особенный. Доктор подошел к выбору осознанно, изучив все плюсы и минусы переезда. И теперь, спустя год, не жалеет ни о чем.

В Россию хотел переехать уже давно

– Константин Валерьевич, расскажите немного о себе. Как у вас возникла идея перебраться так далеко от дома?

– Я родился в Харькове в 1977 году. Окончил Харьковский государственный медицинский университет. Интернатуру прошел по общей хирургии, затем были курсы и специализации, после чего 12 лет работал в родном городе нейрохирургом в больнице №7. Прежде всего, по специфике работы меня интересовала сосудистая патология. Поэтому когда я принял решение о том, чтобы перебраться в Россию, то искал медучреждение, где есть этот профиль. Моя жена – медсестра-анестезист, позже она получила образование психолога, по нему сейчас и работает. Параллельно в России она уже подтвердила диплом медсестры, а теперь подтверждает и сертификат.

– В Россию вы уехали из-за военного конфликта на родине?

– Решение перебраться в Россию созрело давно: три года назад. Для него были свои небольшие предпосылки: мать – из Брянской области, отец – из Белгорода. Волей судеб оказались на Украине, где сегодня все мои дедушки, бабушки и родные. Украина – тоже родина: я там родился, но всегда тяготел к России. Подтверждение документов совпало с известными событиями: когда свершился переворот в Киеве, у меня фактически были билеты на руках.

– Почему именно Уссурийск?

– За год до переворота я вышел на руководство Уссурийской городской больницы. Хотел перебраться в отделение, где профилирует сосудистая патология, плюс, воспользоваться возможностями программы содействия при переселении соотечественников. По ней я перебрал список медучреждений (в основном предлагали работу в поликлинике), но, слава Богу, в Приморье нашел подходящий вариант. Выбор был между Уссурийском и Находкой.

К тому же я узнал, что здесь есть большие традиции переселения с Украины на Дальний Восток. Я изучал этот вопрос и выяснил, из Приморья уезжает очень много православных людей. И я решил: почему бы не убить нескольких зайцев разом: поехать по программе переселения, заниматься любимым делом и поддержать нашу цивилизацию здесь, на Востоке.

Коллеги отнеслись с пониманием

– Интересуетесь делами своих украинских коллег?

– Большинство остается – надеются переждать этот шторм. Мы все здесь надеемся, верим и молимся, чтобы все там было хорошо. Постоянно общаемся по интернету, мне даже периодически высылают какие-то фотографии, чтобы посоветоваться по клинике и диагностике. Мы действительно очень плотно общаемся.

Мне повезло, так как все мое отделение там – единомышленники я работал в коллективе единомышленников. Люди с пониманием отнеслись к моему поступку. Конечно, сначала многие были шокированы – столько лет вместе, но потом поняли и сказали: «Может быть, ты еще вернешься к нам вместе с Россией». То есть они имели в виду, что когда-нибудь произойдет воссоединение. Озлобленности не было, но отдельные коллеги, с которыми работали по пять, шесть, восемь лет, словно в один день надели маску: появлялась ненависть, какие-то националистические высказывания, хотя ничего этого не предвещало.

С остальными товарищами мы поддерживаем контакты, некоторые даже подумывали о переезде. В частности, есть врач-травматолог из Одессы, который должен приехать в Уссурийск. Я приложил довольно много усилий, чтобы всю логистику переезда описать и рассказать. Я, по большому счету, ехал в неизвестность. Но с божьей помощью и благодаря добрым людям, которые оказались на моем пути, все оказалось гораздо проще.

В Приморье отнеслись как к родному

– Как вас встретили в Приморье?

– Мы с Ларисой Григорьевной Волковой (руководитель СП «Городская больница» КГБУЗ «Уссурийская ЦГБ») очень плотно общались: я с ней созванивался раз в две-три недели, оговаривал мельчайшие детали, вплоть до вопроса съема жилья. Встретили радушно, и на всех этапах было очень доброжелательное отношение. Потом помогли и с общежитием, что было очень важно для меня, за это всем огромное спасибо. Сейчас руководство больницы оказывает мне помощь в оплате аренды квартиры. Главный врач Андрей Андреевич Скирута принял решение оказывать мне компенсацию в оплате аренды квартиры из внебюджетных средств, зарабатываемых всем большим коллективом ЦГБ. Это политика больницы. В будущем решится вопрос и по предоставлению служебного благоустроенного жилья. Отмечу, что жилищный вопрос в течение года меня совершенно не беспокоил, даже общежитие, где мне выдали две комнаты, было сразу после ремонта.

– Насколько сложно в России подтвердить свою квалификацию?

– Я – не самый удачный пример для тех, у кого идея переезда созрела вчера, а сегодня они уже едут. Я люблю шахматы и просчитывал переезд как один из вариантов: еще шесть лет назад подтвердил в один из отпусков в Москве свой диплом. Вопрос подтверждения сертификата тоже продумал заранее: я проходил интернатуру в Белгородском университете.

С супругой немного по-другому, процесс затягивается на полгода, но если специалист ценный, то при соответствующем отношении со стороны администрации ЛПУ все эти проблемы решаемы. Руководство решает подобные вопросы в каждом конкретном случае по-своему. Одного рецепта для всех не существует, потому что разные специальности, сроки обучения, опыт врача, и из разных мест люди приезжают – может быть и языковой барьер.

Обеспеченность российских больниц на порядок выше украинских

– Есть ли, на ваш взгляд, некие отличия между медициной в двух странах?

– Между моими условиями работы здесь и на Украине – довольно разительные. Во-первых, это заключается в обеспечении медоборудованием и препаратами. На моей первой родине аппаратуру чаще всего получают клиники, которые приближены к академическим структурам, либо имеющие хорошие связи с местными властями. В городских больницах доктора сами выходят из ситуации. Не секрет, что украинскую медицину сегодня тяжело назвать бесплатной.

В России с этим значительно проще, и врачу гораздо легче морально: знаешь, что твой пациент обеспечен, и голова не болит – купит родственник необходимый антибактериальный препарат или нет. По приезду я был очень приятно удивлен, узнав, что любыми препаратами современного фармстандарта больница всегда обеспечена, всегда есть выбор и резерв. Не говоря о том, что я отправляю пациентов на бесплатные сложнейшие нейрохирургические операции, стоимость которых доходит до полумиллиона рублей. Я сегодня позвонил, а завтра уже человека прооперировали. Если есть показания, угроза жизни, то все эти вопросы абсолютно решаемы. Ни о каких долгих ожиданиях квот и речи не идет – людям сразу оказывается помощь. Плюсы страховой медицины очевидны.

– Не возникло ли у вас сложностей при общении с коллегами. Или сегодня вся медицинская общественность говорит на одном и том же медицинском языке?

– Глобализация коснулась не только экономики, во всех школах, которые я посещал, профессура читает примерно одинаковые лекции. Когда я работал по нейрохирургической специальности, мы ездили на конференции и в НИИ им. Бурденко, и в НИИ им. Поленова в Санкт-Петербурге, поэтому естественно все говорим на одном языке. Подготовка местных врачей однозначно на достойном уровне. Здесь еще влияет близость крупных клиник – Япония, Корея – есть, у кого поучиться. На западе тоже высокий уровень: мы ездили в Швейцарию, проходили курсы в Германии и Румынии.

– С коллегами все просто, а как вас приняли остальные?

– Пациенты с радушием задают вопрос: «А вы с Украины?» И у меня такое ощущение, что их это даже радует. Не знаю, какие они в этот момент чувства испытывают, но ни разу не слышал фразы «понаехали».

Без профессионального развития — никуда

– Здесь будете внедрять новинки?

– Были уже разговоры с администрацией больницы, что если я подберу новые технологии развития стационара и обосную их, то со стороны главного врача будут предприняты соответствующие действия. Он всегда за профессиональное развитие врача, потому что от этого выигрывает и пациент, и в целом Уссурийский городской округ. Всех секретов пока не открою, но нововведения будут касаться оказания помощи людям, перенесшим нарушение мозгового кровообращения, в том числе и в остром периоде.

– По большому счету, за это должны отвечать реабилитационные центры…

— Проблема создания полноценных реабилитационных центров присутствует во всех странах бывшего Советского Союза. Крупных до сих пор не создано. Есть попытки по некоторым частным клиникам. Несмотря на это, в нашей больнице сделано немало: здесь функционирует кабинет реабилитации или даже дефектологии. У нас есть неплохой перечень оборудования для помощи пациентам в восстановлении мелкой моторики, акта ходьбы, высших корковых функций, работает логопед. Вообще, реабилитация – очень сложная проблема, и решать ее однозначно должно государство.

В Уссурийске чувствуем себя как дома

— Вы переехали в Уссурийск с дочерью, насколько ей было сложно в незнакомом месте?

– С адаптацией дочери все тоже проходит гладко, единственное, училась она до этого в украиноязычной школе в Харькове, где занятия по русскому языку были только один раз в неделю. Сейчас мы все наверстали – уже идут первые пятерки.

Общество в Уссурийске, как всегда и было в России, абсолютно терпимо. Несмотря на то, что Запад хвалится своей толерантностью, но истинная — только в России. Здесь русский никогда не унизит человека другой культуры или расы. Речи не идет ни о разговорах за спиной, ни о каком-то третировании. Дочь с удовольствием идет в школу, возвращаясь в хорошем настроении.

– Удалось ли ей уже организовать свой досуг?

– Здесь дочка занимается английским. Как потеплеет, планируем ее отдать в секцию плавания, мы стараемся больше времени проводить на улице, общаться с природой, потому что в Приморье действительно есть, на что посмотреть. Неоднократно гуляли по побережью, успели исследовать Русский остров, были на озерах Уссурийского округа и по Владивостоку неоднократно ездили. Выезжали в приграничные районы. С появлением транспортного средства планирую расширить географию исследований.

– А вам удалось найти хобби?

– Один из моих коллег очень хорошо играет в шахматы. Он КМС, его уровень гораздо выше моего, но надеюсь, мы будем друг друга в этом деле поддерживать. Пока много работы, поэтому оттачивать мастерство некогда. Сейчас заведующий отделением подтверждает сертификат, поэтому я фактически живу на работе.

– Для вас такой ритм работы не нов?

– Профессия врача – это действительно призвание. На Украине мы работали примерно в том же темпе. Мы с коллегами подсчитывали, и получалось, что большую часть жизни врач проводит на работе, если действительно он болеет своим делом. Если ты профессионал, тебе дорог каждый пациент.

– Может, со временем и ваша дочь станет врачом? Не думали об этом?

– Я стараюсь в профессиональном плане не программировать дочь, хочу, чтобы она сама сделала выбор. На данном этапе он дрейфует в сторону принятия решения: все-таки постоянные медицинские разговоры в доме имеют эффект. Она уже заявила, что будет ветеринаром, возможно, это-первый шаг к выбору медицинской стези. Однако в 11 лет еще рано о чем-то говорить.

– Вы упоминали в разговоре о вере, для вас это важная тема?

– Я воцерковленный человек, прихожанин местного Свято-Николаевского храма. Мы с женой, как и многие жители Уссурийска, регулярно посещаем службы, а дочь ходит в воскресную школу. Когда ехал сюда, много прочитал, узнал, что район довольно атеистический. В Приморье присутствуют церкви и секты из Кореи, много протестантов и католиков. Ощущается давление здесь и со стороны «американского мира». Но православие все равно имеет место.

— Можете ли поделиться планами на будущее, тем более что приехали сюда надолго и всерьез.

— На Украине в хирургии я много времени уделял практике, времени заняться наукой попросту не было. Здесь, я надеюсь, у меня появится возможность для дальнейшего развития. В отделение скоро придет на работу молодой доктор, и у меня для этого будет больше времени. Начну писать кандидатскую, так что, надеюсь, через некоторое время в Уссурийской больнице будет работать кандидат наук по неврологии.

Портал Владмедицина

Запись опубликована в рубрике Российская государственность. Добавьте в закладки постоянную ссылку.