Миллионы беженцев из Донбасса. Эксперты говорят о возможной гуманитарной катастрофе в России

Ростовская область в последние месяцы не только приняла на себя основной поток беженцев из юго-восточных регионов Украины, но и стала перевалочным пунктов для отправки самопровозглашенным регионам гуманитарной помощи. Именно здесь около месяца назад открылось представительство самопровозглашенной Донецкой народной республики. Руководитель представительства Эдуард Попов рассказал в интервью NewsTracker о своих прогнозах развития ситуации с беженцами, угрозах продолжения конфликта и возможных выходах из него.

— Когда было создано представительство Донецкой народной республики в Ростове-на-Дону, и каковы его задачи?

Активно работать представительство начало с 20-х чисел мая. У нас четыре основных направления -работа по беженцам, по сбору и отправке гуманитарной помощи, по дальнейшему обустройству беженцев на территории России и информационная поддержка народа Донбасса.

Работа по беженцам заключается в том, что мне регулярно звонят руководители различных групп и просят содействия в безопасном переходе границы и первоначальном обустройстве здесь. С той стороны слабая организация по переправке людей, и работает только небольшая группа энтузиастов, вытаскивающих людей из войны. Мы со своей стороны пытаемся помогать с переправкой и расселением.

Расселяем не только в лагерях беженцев, но и собираем информацию о семьях, готовых принять у себя.Только с нашей помощью устроили людей в пару десятков семей, но таких семей сотни. На днях был звонок из Ставропольского края, где одна женщина готова отдать дом для беженцев.

По второму направлению– сбору гуманитарной помощи – открыто несколько пунктов в Ростове и полтора десятка по области, добровольцы собирают помощь и направляют в лагеря беженцев.Но наша основная работа как представительства направлена на оказание помощи жителям Донбасса, и мы собираем грузы со всей России.

— Какова география поставок?

Недавно мы получили большой груз – 40 тонн из республики Ингушетия — это продовольствие и немного медикаментов, медикаменты уже отправили, а продовольствие ждет своего часа.Получили помощь в несколько миллионов рублей из Уральского региона. Недавно пришел груз 15 тонн из Челябинска,  его отправили на один из наших складов. Собрать гуманитарку — это одна проблема,переправить — другая, поэтому мы сейчас сталкиваемся с такой проблемой, как затаривание складов.

— Почему возникают проблемы с переправкой помощи?

Сейчас Украина жестко блокирует границу. Граница с ДНР заблокирована и остались узкие ручейки,которые через эту границу протекают. Есть два пункта, которые контролируются Луганской республикой, граничащей с Ростовской областью. Кроме того, на таможне возможны дополнительные проблемы с отдельными видами грузов. Например, с медикаментами,купленными  в аптеке, потому что у них нет сертификатов. Таможня же работает в штатном режиме, руководствуется обычными правилами.

Но даже если груз прошел на ту сторону он подвергается обстрелу. Потому что участок границы контролирует луганское ополчение, а за два километра до блокпостов сидит засада украинских военных и люди погибают.

— То есть не все соглашаются везти?

Это проблема, потому что легче воевать в составе ополчения, чем самому ехать за рулем. Но есть люди,которые ездят туда, они должны быть психологически подготовлены, в том числе и к смерти.

— С тем, что не пропускают через границу, что делаете?

Распределяем среди беженцев.

— Занимаетесь ли вы переправкой оружия и обмундирования?

Не занимаемся. Я свою задачу вижу в том, чтобы оказывать помощь невоенными средствами. Единственное,есть небольшая часть грузов в виде камуфляжа.

— Что сейчас необходимо в первую очередь в качестве гуманитарной помощи?

Сейчас самая острая проблема в медикаментах для раненых – перевязочные средства, шприцы,обезболивающие, но они должны иметь сертификаты. Кроме этого, нужны непортящиеся продукты — консервы, крупы, мука и т.д.

— Люди там, на месте,говорят, что серьезная проблема не только с медикаментами, но и врачами. Вы пытаетесь с этим помочь?

Ко мне обращались люди из других регионов России и ближнего зарубежья с просьбой поехать добровольцами в качестве медиков в гражданские больницы и госпитали. Два человека пока только согласились, один уже там и один на очереди.

— Получается, что этого явно недостаточно?

Да. Нужны специалисты по полевой хирургии, для лечения в полевых условиях раненых, травматологи, хирурги,анестезиологи. Было сообщение от Стрелкова недавно, что сбежавшие врачи вернулись, их мобилизовали и пригрозили расстрелом, если они покинут опять свой пост, как уже делали.

— Вы затронули проблему трудоустройства беженцев в других регионах. На какой стадии находится этот процесс?

Сейчас на меня как на представителя ДНР в Ростове-на-Дону были единичные выходы с предложениями направить в основном на временное пребывание в различные регионы России, прежде всего детей, реже беженцев. Сейчас поступило предложение по Кемеровской области, где нужны специалисты определенного уровня в горнодобывающем сегменте и мы прорабатываем вопрос по оказанию помощи и отправке людей туда. Пока,конечно, речь идет о нескольких сотнях человек, хотя по некоторым регионам счет может идти на тысячи.

Я сейчас прошу руководителей групп беженцев готовить базу данных по профессиональному образованию и рабочим специальностям людей. Мне эти списки уже присылают. Такие же списки затребовал региональный центр занятости. Я хочу составить единую базу данных и отправлять в органы исполнительной власти как минимум ряда субъектов РФ особенно в субъекты, где ощущается острый дефицит рабочих рук – Сибирь,Дальний Восток, Нечерноземье.

— А сами люди готовы ехать?

Да, готовы, но никуда угодно, конечно, а туда где их ждут.

— Часто приходится слышать, что не все мужчины встают в ряды ополчения за защиту своих городов. В частности, по Славянску речь шла о двух третях тех, кто не вступил в ополчение.

Да, это так. У меня нет статистики, но, увы, процент таких очень высок и, может быть, речь даже не о двух третях, а большем количестве. В Донецке миллион население, а в ополчении там считанные тысячи. Люди уверены, что за них должны воевать русские добровольцы или Путин (президент РФ-прим.ред.), или кто-то еще.

— Может, многие так и думали изначально, и все начиналось с расчетом на то, что Россия поможет?

Россия уже помогает, там множество наших добровольцев. Россия как народ помогает, Россия как государство — нет. Но я уверен, что Россия все-таки вмешается, я в этом не сомневаюсь.

Знаете, как нужно проблему беженцев решить? Только один вариант есть серьезный — остановить Украину там. Лучше помогать людям там, чем принимать беженцев здесь.

— Вы о чем говорите? О вводе российских войск на Украину?

Я говорю о той или ной форме дипломатического или военного вмешательства, после которого Украина сама не захочет продолжаться карательную операцию.

— Такое вмешательство возможно?

Да. Президент России Путин получил от Совета Федерации право на ввод войск на территорию Украины для предотвращения гуманитарной катастрофы.

Разве там речь шла не о Крыме?

Не о Крыме, а о территории Украины.

— Как Вы думаете, что останавливает Москву от такого вмешательства? Возможные западные санкции,газовые экспортные проекты и т.д.?

Задайте этот вопрос в Москве. Определенно можно сказать только одно, что если мы потеряем Донбасс и Новороссию, то мы потеряем Россию. У нас будут миллионы беженцев, а это тяжелейшая нагрузка и удар по социальной инфраструктуре, это ухудшение криминогенной обстановки, это жесточайшая нагрузка на бюджет, а главное — это самое колоссальное поражение России за последние 23 года. Худшего я не помню. Уверен,что в Кремле это понимают. И то, каким обвалом рейтинга популярности президента грозит такое поражение. Поэтому, я думаю, Россия что-то предпримет, возможно,даже введет войска.

— Когда?

Я думаю, что скоро, как можно скорее. Иначе будут новые колоссальные жертвы среди мирного населения. Вообще,ввод войск — это лишь одна из возможных форм остановить все это. Есть и другие.Во-первых, не препятствовать потоку добровольцев.

— Россия препятствует?

Не помогает. Со стороны российских добровольцев звучала неоднократно мысль о том, что российское законодательство предусматривает уголовное наказание за так называемое наемничество – участие в незаконных вооруженных формированиях. В данном случае,поскольку речь идет не о зарабатывании денег, а о выполнении своего морального долга термин «наемничество» звучит не просто не корректно, а оскорбительно.Одно из решений проблемы – это в этом конкретном случае снятие правовой проблемы участия в НВФ.

— Как эта проблема по-Вашему,должна решаться? Должен быть законопроект? Его кто-то же должен внести?

Механизм внесения законопроекта известен. Например, любая партия может его внести. Причем в экстренном порядке – что-то вроде  законопроекта об оказании помощи русскому миру, нашим российским соотечественникам. О снятии уголовного наказания, и второе — это оказание социальной поддержки государства семьям добровольцев,которые погибнут или на случай утраты дееспособности.

-Вы планируете выйти на партии с такой инициативой? Насколько это реально?

Да, планирую. Насколько реально это другой вопрос, но если сегодня это малореально, завтра уже может стать вполне реально.

— Вы упомянули о возможности миллионных потоков беженцев. Когда это может начаться?

Во-первых, поток уже начался. Я думаю, довольно скоро мы увидим пик бегства мирного населения из Новороссии. Это дни, максимум неделя.

Сейчас украинские власти, блокируя границу, тем самым пресекая доставку гуманитарных грузов из России и препятствуя притоку добровольцев, не препятствуют потоку беженцев.

Неправильно считать,что Украина воюет против ополчения армии Донбасса, украинская армия воюет против населения Донбасса. Я здесь вижу прямой умысел подорвать моральные устои сопротивления и, чтобы на Россию направить поток беженцев, а приграничные регионы России ввергнуть в состояние гуманитарной катастрофы.

— Думаете это реально?

Да, вполне. Она уже наступает.

— Но ведь Ростовская область запросила в федеральном бюджете деньги на решение проблемы беженцев. Получит их и решит проблемы.

Не все решается деньгами. Пустите к себе в квартиру десять семей, вас завалят деньгами, но вам от этого легче не будет. Помимо финансов есть другие факторы –администрирование, логистика, нагрузка на социальную инфраструктуру, охрана правопорядка.

— Очень мало, кто из беженцев обращается за соответствующим статусом. Получается, они приехали переждать ситуацию, и никто не собирается здесь задерживаться?

Почему никто? Многие планируют. Это некорректная  постановка вопроса, все они являются беженцами, просто одни надеются вернуться домой,другие уже надежду потеряли – возвращаться некуда, дом разрушен или просто боятся возвращаться на эту территорию и хотят уехать куда подальше – на Дальний восток, в Сибирь, лишь бы подальше от этой ситуации.

— Сколько таких?

Я думаю, большинство все-таки рассчитывает вернуться. Я не могу сказать по цифрам, это меньшинство,но не единицы.

— Но только единицы обратились за статусом беженцев.

Не единицы. Сейчас уже несколько тысяч человек написали заявление о предоставлении статуса лица,попросившего политическое убежище. Получая убежище, люди получают право легально трудоустроиться, право на медобслуживание, получение образование для детей.

— Есть случаи, когда кто-то пытается незаконно получить помощь в качестве беженца?

Да, есть такие случаи.Несколько дней назад был случай, когда, спекулируя на чувствах помощи беженцам,какая-то цыганская семья пыталась получить какие-то дивиденды.

Но сейчас другая проблема есть более острая, когда появляются неизвестные люди и неизвестные организации, которые пытаются открывать счета непонятные, собирают гуманитарную помощь, потом это уходит неизвестно куда. Сейчас в сети публикуется много объявлений, называются номера карточек, куда нужно перечислять деньги. Сегодня побороть полностью мошенничество невозможно, потому что никто не мешает, кому угодно как патриоту собирать деньги и тут больше дело совести.

— Бороться с мошенниками можно грамотной работой в сети. Есть такие планы?

У нас есть свой сайтdnrdon.ru, есть страничка Вконтакте. Кроме того, у нас не так давно была зарегистрирована ростовская общественная организация «Донецский кряж», при ней открыт расчетный счет, на него уже начали поступать средства.

— По поводу гуманитарной катастрофы сколько нужно еще человек, чтобы она случилась?

Сейчас уже Ростовская область захлебывается от потока беженцев, ее возможности практически исчерпаны.Я знаю ситуацию изнутри, беседовал с сотрудниками регионального штаба по проблеме беженцев – Ростовская область уже не может принимать людей, лагеря все заполнены. Все хватаются за голову – куда девать и расселять людей даже на короткое время? Это не гуманитарная катастрофа?

Newstracker.ru

Запись опубликована в рубрике Российская государственность. Добавьте в закладки постоянную ссылку.