Леонид РЕШЕТНИКОВ: в условиях ухудшения ситуации на Украине России надо быть готовой ко всему

Леонид РЕШЕТНИКОВ: в условиях ухудшения ситуации на Украине России надо быть готовой ко всему

Л.П.РешетниковНа фоне возвращения Крыма в состав России внутриукраинские события немного отошли на второй план. Между тем ширящаяся дезинтеграция государства вызывает опасения не только у украинцев. О процессах, происходящих сейчас на Украине, в интервью ИТАР-ТАСС рассказал директор Российского института стратегических исследований (РИСИ) Леонид Решетников.

— Как выглядит ситуация на Украине с точки зрения профессионального политического аналитика?

— Ситуация на Украине каждый день ухудшается, и она будет ухудшаться. Прежде всего, в экономической сфере. Экономика страны находится на грани коллапса, и пока непонятно, как украинская новая власть намерена решать именно эти проблемы. Тем более что она крайне непрофессиональна.

Иногда мы удивляемся, почему вдруг от нынешних руководителей в Киеве звучат утверждения или предложения, которые наносят вред прежде всего Украине. Но, по сути, удивляться этому не стоит. Люди, что пришли к руководству так называемой революции, с улицы. Это больше фанаты, «борцы за идею». Прослойка западных демократов небольшая, и она тоже не очень-то профессиональная. Их понимание законов развития страны, что нужно народу, как работает механизм управления, как работает народное хозяйство, примитивно.

В результате Украина сталкивается с серьезными проблемами управления, функционирования экономики.

— Ситуация, судя по поступающим новостям, уже переходит в картину повсеместного и повседневного террора. С этим-то как бороться? Ведь это тоже не остановится само собой.

— Само собой не остановится. Многие вещи напоминают действительно революцию 1917 года, когда на улицах появляются банды, грабятся поезда, останавливаются и экспроприируются машины…

Так что мы будем наблюдать углубление кризиса на Украине в ближайший год. Это абсолютно точно.

Но это же ведет к логичному следствию. Будет шириться самоорганизация населения, которое не хочет оказаться под катком так называемых революционеров. Мы уже видим процессы самоорганизации движения сопротивления на востоке и на юге, и оно будет расти. Русскоязычные граждане и русское движение не хотят сдаваться. Они видят, к чему ведет эта новая власть. Так что очень трудно будет в ближайшие годы обеспечить единство этой довольно условной уже страны.

Со своей стороны, Россия продолжает занимать твердую, жесткую позицию и предупреждать зарвавшихся путчистов в Киеве, что любые крайние их шаги вызовут серьезный отпор. И это действительно может произойти, если они вынудят.

— В последние дни стала появляться информация, что радикальные группировки собираются брать «под контроль» атомные электростанции и другие объекты повышенной опасности. Осуществляется вербовка или проникновение в состав персонала АЭС, берутся под контроль жилые города сотрудников. Если после этого будет произведен, скажем, захват семей сотрудников атомных станций и под этой угрозой прозвучат требования устроить катастрофу вроде Чернобыльской — насколько реален такой сценарий на сегодняшней Украине?

— На это могут пойти только банды отморозков. Нынешние власти при всей своей непрофессиональности и радикальном восприятии всего на это не пойдут, потому что их не поддержит ни одна западная страна.

— Понятно, что вряд ли Яценюк пойдет на это. Но он же не контролирует всех радикально настроенных. Есть ли гарантия, что подобного не случится даже вопреки желанию киевского руководства?

— На данном этапе они, конечно, на это не пойдут. Сегодня этого не произойдет, но кто знает, что будет завтра? Полагаю, в случае обострения внутренней ситуации на Украине можно ждать и такого развития событий.

— И что тогда?

— Надо будет думать о том, что такие атомные объекты необходимо брать под охрану международных наблюдателей. В том числе обязательно российских спецслужб. Иначе тут рванет на всю Европу. К этому надо быть готовыми. Надо договариваться с Европой и думать, вырабатывать совместную защиту атомных объектов или же самим брать на себя эту инициативу.

— Является ли Европа ныне договороспособной, раз она не видит того, что творится на Украине и, главное, кто это творит? Можем ли мы еще договариваться с Европой и Америкой, которая за всем этим стоит?

— С американцами вообще нет смысла разговаривать: они далеко. О чем нам с ними говорить? Какое они отношение имеют к Украине? А вот с Европой надо пытаться идти на диалог. Ну, а если она на него не настроена, то остается действовать самим, как полагается. Ведь это зона прежде всего нашей ответственности, наших интересов, там наши соотечественники. Так что если Европа не хочет нас поддержать, надо действовать самим.

— Европейцы видят реальную картину или они действительно думают, что на Украине пришли к власти их сторонники, а Россия их давит?

— Я думаю, что в Берлине, Париже и Риме реальность понимают — просто на них давят Соединенные Штаты Америки. Может быть, не понимают в Прибалтике, Скандинавии и Варшаве, потому что у них царит устойчивая русофобия, которая застилает им глаза и мешает все правильно оценить. Но в главных европейских столицах все понимают. Однако под влиянием Америки продолжают давление на Россию.

— А не задавят? Вот вы вхожи в наши коридоры власти. Предусматривают ли там различные варианты давления на Россию, ее ответных шагов?

— Все думают, что делать, как  работать и какие конкретно действия нужны для защиты наших государственных интересов. Идет анализ поступающей информации. Мы стоим перед тяжелым, ответственным, трудным периодом развития международной ситуации, особенно на европейском континенте. И здесь очень важны выверенные шаги, тактика и стратегия. Перед Россией стоят огромные задачи, и их нужно решать не в обстановке эйфории, а в атмосфере выработки правильных шагов.

Беседовал Александр Цыганов

ИТАР-ТАСС

Запись опубликована в рубрике Геополитический взгляд. Добавьте в закладки постоянную ссылку.