Леонид Болотин. Зодчий Духовно-Державного Согласия. О знакомстве и дружбе с главным редактором газеты «Русь Державная» Андреем Николаевичем Печерским

Зодчий Духовно-Державного Согласия

С Андреем Николаевичем Печерским мы познакомились на складе магазина «Троицкая Книга» при храме Святителя Николая Чудотворца в Подкопаях, а в московском просторечье — «у Николы Подкопая». Был самый канун ельциновской смуты, первые дни Сентября 1993 года. Ещё даже не был опубликован президентский указ № 1400, но из-за стремительно нарастающего противостояния Верховного совета, вице-президента А.В.Руцкого и команды ельциноидов в удушающей политической атмосфере уже начинало чадить и пахнуть серой.

Нас познакомил директор книжного магазина Александр Павлович, которого за глаза почему-то звали «Александром Четвертым». Представил нас только по именам:

— Леонид… Андрей…

Правда, руководитель самой большой тогда православной книготорговли сказал обо мне, что являюсь московским представителем пресс-службы Митрополита Иоанна (Снычева)… О моем визави он почему-то ничего не сказал. В молчании Андрей Николаевич пристально, сказал бы даже — пронзительно, испытующе на меня посмотрел, кивнул, крепко пожал руку, и продолжил разговор с «хозяином» духовно-просветительского заведения…

В те поры я был весьма частым гостем в «Троицкой Книге». У православных патриотов попроще был там то ли штаб, то ли клуб, правда, совершенно трезвеннический, только с чаем и сухарями в застолье… Так что с Александром мы были по-свойски. Мне надо было решить с ним какой-то деловой вопрос, но спешить было некуда. И чтобы своим стоянием над душой не мешать чужой — очевидно, важной беседе незнакомца с меценатом и книготорговцем, я вышел во двор храма.

А через несколько минут там же оказался незнакомец. Очевидно, все вопросы решил. С совершенно добродушной улыбкой, такой неожиданной после недавнего испытующего взгляда, он сходу предложил мне:

— Давай по-простому — на ты… Мы ведь коллеги… — то ли спросил, то ли утвердил собеседник и снова протянул мне руку…

— Ну, давай… — с несколько растерянной улыбкой ответил ему. И мы скрепили наши «давай» новым крепким рукопожатием.

Андрей сходу начал меня расспрашивать о Владыке Иоанне, с которым он вроде бы уже был мельком знаком, но хотел узнать о Старце побольше… Как мог, удовлетворял его интерес. Потом он заговорил о Константине Душенове, о нашем вкладыше «Русь Православная» в «Совраске». Слово за слово: узнали о знакомцах общих среди московских газетчиков. Потом с каким-то особым жаром Андрей заговорил о большой православной газете — настоящего газетного формата! Тут и я загорелся:

— Конечно! Настоящая православная газета в России должна быть солидной площади… Как «Сорвраска», «Известия», «Правда»…

Когда я назвал последнее издание, Андрей как-то особенно развеселился улыбкой. Заподозрив насмешку, несколько «возмущенно» заметил ему:

— Да! Как «Правда»! А тебе чем «Правда» не нравится?! Классическая, профессиональная газета…

— Да я сам — правдинец… И отец мой в «Правде» трудился собкором…

— А мой в «Известиях» много лет…

— Да я знаю…

И Андрей стал рассказывать о новой газете, которая скоро должна выйти…

— «Русь Державная»…

— Отличное название!

Конечно, предложил мне писать в неё, рекомендовать подходящих авторов, а я пообещал… Что-то невнятное пообещал, так как дел по пресс-службе Владыки было много, да ещё общественных мероприятий было тогда полно — по два-три на неделе, и по «Царскому Делу» забот хватало… Тут из своей подсобки в подряснике вышел Александр — явно по мою душу. И Андрей стал прощаться…

— Ну, ты давай — не устраняйся! — он снова крепко стиснул мою кисть и устремился к воротам. Александр же наконец заочно полностью представил мне нынешнего знакомца:

— Андрей Николаевич Печерский, главный редактор новой православной газеты…

А через несколько дней во дворе той же «Троицкой Книги» я увидел, как с грузовика разгружают десятки больших типографских пачек. Посреди площадки с широко развернутой газетой стоит Александр Павлович и с демонстративным интересом что-то читает, а вместе с тем другим глазом посматривает на любопытных прихожан и на снующих от кузова к складу и обратно ребят. То был спецвыпуск «Правды», целиком посвященный истории и грядущему воссозданию Храма Христа Спасителя.

Именно из этого спецвыпуска главного издания коммунистов (Чудны дела Твои, Господи!) и родилась православная народная газета «Русь Державная» с неизменной красной «шапкой» по всему верху полосы — Образ Божией Матери «Державная» с Храмом Христа Спасителя и церковью Ильи Обыденного одесную, ошуюю же Царицы Небесной — Спасская башня с Двуглавым Орлом в навершии, Иван Великий и Царский Архангельский собор.

Много православно-патриотических изданий той поры начиналось, видел свет первый номер, гораздо реже второй. А потом финансовая нужда и отсутствие налаженных каналов распространения делали своё дело. Много десятков таких «мимолетных» изданий держал в руках, много их образчиков хранится в моем архиве, и только единицам из них удавалось продержаться — год, два, три… Да и то, если газета или журнал были органом какой-то достаточно большой православно-патриотической организации с отделениями в разных городах.

И только два православно-патриотических газетных издания, которые впервые вышли в начале девяностых, существуют и регулярно выходят до сих пор — «Русский Вестник» (1991) и «Русь Державная» (1993). Причем у каждого из них есть своя самобытная тематическая ниша, свой читательский круг.

Несомненно, в этом вижу действие Промысла Божия! Но есть ещё одна существенная, жизненная причина — за дело взялись профессионалы СМИ ещё классической советской выучки — опытный тассовец Алексей Алексеевич Сенин (1945 — +2013) и потомственный правдинец Андрей Николаевич Печерский. В отличие от энергичных энтузиастов-любителей, они умели предвидеть многие проблемы заранее, заблаговременно искали путей выходов из них. Тут нужны мудрость, зоркость, смелость и решительность.

Помню, на праздновании пятилетия «Руси Державной» в 1998 году известный сотрудник Московской Патриархии, тогда референт Патриарха Алексия II, Николай Иванович Державин сказал, что в условиях нынешнего времени, в обстоятельствах жесточайшей информационной войны за спасение душ соотечественников, по законам военного же времени год нужно считать за два, и теперь в пору отмечать десятилетие газеты. И в этом не было ни малейшего преувеличения!

Имея в прошлом почины и работу в православно-монархических повременных изданиях с начала 1990 года — ещё самиздатовского характера, я прекрасно знал опытно, какие невероятные трудности стоят на пути православной журналистики. И только подлинные избранники могут годами их и терпеть, и преодолевать, готовя к выпуску каждый новый номер.

Сколько помню Андрея Николаевича, он всегда был в разъездах по стране. Подготавливая каждый новый номер, он его содержание обдумывал за несколько месяцев, а то и за год вперед. Изучал епархии, читатели которых тепло отзывались о газете, ещё издали приближающиеся юбилейные даты, постигал Православные Святыни по всему Имперскому пространству. Так заблаговременно начинал выстраивать дальнюю стратегию каждого будущего номера, искал помощников-ктиторов, договаривался о распространении в тех местах, которые были связаны с темами ещё будущих материалов, а потом подтягивал под темы грамотных и опытных авторов.

Когда случалось листать подшивки «Руси Державной» за год, а то и за несколько лет в поисках нужных материалов, например при составлении хронологической библиографии «Царского Дела», я всегда положительно поражался талантам Андрея Николаевича именно в выстраивании информационных и духовно-геополитических стратегий. Их в одном отдельно взятом номере практически невозможно заметить. Но при сквозном просмотре десятков номеров или при регулярном чтении обнаруживается глубоко осмысленное А.Н.Печерским священное землеведение пространств и времен Святой Руси. И тут формат издания выполнял свою миссию изначального замысла — большой православной газеты. В меньшие форматы картины Русской Земли просто не вмещаются.

И когда я начинал ясно видеть такие самобытные главредовские способности Андрея Николаевича Печерского, мне почему-то на ум приходил и внешний, и сущностный образ изысканного древнерусского столичного зодчего. А выстроенная им давно — почти за четверть века — уже двухтысячестраничная «Русь Державная» почему-то напоминает мне своими могучими идейными конструкциями и мощным мысленным силуэтом трапезных храм Преподобного Сергия Радонежского в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре.

И в самом деле, в известном смысле «Русь Державная» сродни громадной церковной трапезной, где при нужде может быть созван и строгий единодушный Собор, и могут быть накрыты праздничные столы для всенародного торжества и радостного согласия, лада. Ведь щедра и обильна духовной пищей наша народная «Русь Державная»!

Одаренный писатель, мужественный организатор постояннодействующего информационного пространства, мудрый редактор и церковный политик, собиратель и воспитатель талантов Русского Слова по всей Руси, для меня Андрей Николаевич Печерский являл и являет собой пример верного и заботливого Соратника и Друга.

Мне так и не довелось стать достаточно регулярным, постоянным автором «Руси Державной», за 24 года могу не насчитать и десятка своих материалов, опубликованных здесь, что всегда было и будет мне укором в нашей многолетней дружбе.

Приведу драгоценный для меня и моей семьи пример его дружеской заботы о своем младшем соратнике: мы на исходе 1996 года ждали прибавления в семействе. Тираж моей самиздатовской книги «Царское Дело» уже полностью разошелся, и мы доедали остатки прибыли от неё. А новой работы у меня не предвиделось. Да и нужных средств для издания какой-нибудь своей книжки не обнаруживалось. Как-то зашедший к нам в гости Андрей Николаевич стал расспрашивать о наших обстояниях. Узнав, что никаких реальных трудовых перспектив мы не видим, он через несколько дней познакомил меня с известным московским антикваром Александром Ивановичем Буркиным (1955 — +2013). Тогда А.И.Буркин как раз по благословению патриарха Алексия Второго стал собирать Общероссийское общественное движение «Россия Православная». Ему нужны были опытные помощники в таком деле. И почти на двенадцать лет вперед я получил тогда интересное дело и постоянную работу. А вместе с тем не только я: в аппарате движения вскоре нашла свое место и наша Информационно-исследовательская служба «Царское Дело», учрежденная в Октябре 1992 года по благословению Владыки Иоанна и при поддержке Тихона Николаевича Куликовского-Романова.

И не дай мне, Боже, когда-либо забыть о таком благодеянии Друга, который мне ничем и никогда не был обязан, а просто позаботился о младшем соратнике по широте душевной.

Андрею Николаевичу Печерскому исполнилось 70 лет. Он вступил в пору особой — духовной зрелости и самого расцвета своих уникальных творческих сил. Уже прожита большая, масштабная жизнь. Вместе с тем впереди ему предстоит много свершений, долголетних дел и духовных побед во славу грядущего Православного Самодержавного Царя. От всего сердца вместе со своими Соратниками по ИИС «Царское Дело» и Братству Святого Царя Великомученика Николая Александровича радостно желаю ему крепкого здравия, Божией помощи в его борьбе за Святую Русь и в творческих трудах, многая и благая лета!

Леонид Евгеньевич Болотин

Москва. 2017 год

РНЛ

Запись опубликована в рубрике Цивилизация Духа. Добавьте в закладки постоянную ссылку.