ЧЕРТ И УЧИТЕЛЬ МАТЕМАТИКИ. О некоторых текущих событиях по сути

ЧЕРТ И УЧИТЕЛЬ МАТЕМАТИКИ

 О некоторых текущих событиях по сути

— Получить информацию, о чем угодно, сегодня нетрудно. Вчера было потяжелее. Вчера надо было в библиотеки ходить, с людьми лично встречаться. Сегодня есть интернет. Сегодня есть мобильная связь. Сегодня есть цифровые технологии. Сегодня мы начали оцифровывать мир. И вот-вот, может быть, завтра, мы его оцифруем. Мы просто все вычислим. И все – миру конец. Никаких тайн и загадок. Все будет учтено, посчитано и просчитано. Душа болит, говоришь? А давай-ка мы твою душу умножим на два и разделим на четыре. Получше стало? Давай, измерим, сколько и чего тебе на душу надо. А надо-то тебе всего-ничего. Всего-то прожиточный минимум, да корзина потребительская. Душа у него болит, ишь ты! Считать не научили. Прикинь, посчитай, скок тебе для счастья надо. Пятьсот тысяч рублей в месяц? Да ты что, брат? Ты что, помощник режиссера? Ты, брат, простой учитель математики. Если б ты был сам Учитель-режиссер, то мы бы еще с тобой поторговались. А ты всего-навсего учитель математики. Тебе и тридцати тысяч рублей в месяц хватит. Если не хватит, мы тебе еще рублей пятьсот через год добавим. Да что там пятьсот! Мы тебе пенсию на двадцать тысяч рублей увеличим! Попробуй не доживи до пенсии! Государство на тебя рассчитывает. Твой минимальный прожиточный возраст мы уже рассчитали. И прожиточный рост, и прожиточный вес. С этим тоже порядок.

Тебе за Державу обидно. А ты посмотри, сколько товаров на душу населения ты произвел за всю свою жизнь? Сколько ты выработал? Молчишь. Молчишь, потому что считать тебя как следует не научили. А есть-то, поди, любишь. Любишь поесть хорошо, учитель математики? Вот и посчитай, сколько ты съел за свою жизнь. Вот ты один, сколько съел? А сколько произвел? Конечно, ты продукт нематериальный производишь. Ты знания детям даешь. А теперь скажи, кто твои знания есть станет? Ну, ладно, ты еще хоть что-то можешь. Ты хотя бы детей к цифре приучаешь, вычитать, умножать учишь. А вот возьми историка. Это что такое? Скажи, что такое историк? Это вообще — неизвестно что. Вот я тебе сейчас историю какую-нибудь расскажу. Так я и буду тогда историк. Историки, которые всякие неправдивые истории рассказывают, — это хорошо. Плохо, если история правдивая. Правда нам не нужна. Правда, брат-учитель, она глаза колит. Историк, который Правду говорит, это хуже некуда. Таких мы сразу в темницу, чтобы и света белого не видели. И свет, чтобы не видел их. Трепачи-вруны-болтуны – вот это наши люди. Их дурные, глупые, лживые истории хорошо продаются и покупаются. Дурная история – это товар. Дурная придуманная история – это хороший товар, который пользуется потребительским спросом. Дураков-то вон сколько! Не сосчитать. Хотя мы их всех посчитаем. На всех карточки заведем и на лоб печать поставим. У дурака обязательно печать должна быть на лбу. По-другому нельзя. За дураками глаз да глаз нужен. Без печати попробуй, уследи за ними. А их дураков, считай, всё человечество. Нас умных очень мало. Нас всего-то… По пальцам пересчитать можно. Тяжело нам, умным. Но, ничего. Мы справляемся. Мы этим дуракам телевизор поставили и говорим: «Ешьте мухоморы – это ключ к успеху». И едят они, дураки. Едят, помирают и все равно к успеху рвутся.

И хорошо, что они помирают. Нам, умным не так тесно. Нам свободнее и просторнее. И еды побольше достается. А еда, брат, это очень важно. Хорошая еда – это очень ценный товар. И вообще, хорошая еда – это хорошо. Вот еда – это вопрос серьезный. Одними цифрами ведь сыт не будешь. Даже дураки кушать хотят. Конечно, в будущем мы сможем полностью на цифру перейти. В будущем мы цифрами насыщаться будем. Но пока хочется мяса свежего. Хочется хорошую сочную отбивную. Это дураки некоторые мяса не едят. Уходят к своему Богу в монастыри. И мяса не едят. Таких мы не любим. От них много нам вреда. От их слов мы со счету сбиваемся. Есть такие, которые с этим Богом прям разговаривают, молются Ему. От таких у нас, умных, ум за разум заходит. От таких хоть на стенки лезь, хоть пену изо рта пускай. Даже говорить про них тошно.

Мы тут с чертями. Ну, как твои ученики говорят, математик? Эй, ты, черт! – это ж они так друг к другу на нашем жаргоне обращаются. Да? Ну, вот. Вот, мы с чертями поехали на Дальний Восток. Ты – учитель математики. За свои тридцать тысяч ты можешь географию не знать. А я тебе скажу, что Дальний Восток – это Россия. Страна, где мы с тобой живем. И там на Дальнем Востоке самая-самая Россия. Только дураки об этом не знают. Мы поехали, уда на форум. Там все наши. Прикинь, арифметик! Там много наших. Собрались на острове. Русский остров. В этом и вся изюминка. Остров Русский, а там почти все нерусские. Мы там поначалу дракона поставили. Потом убрали – смысла нет. Тот железный был, а мы настоящие.

Мы собрались на острове. И так покушали хорошо! Там тебе и то, и другое. И гребешки, и крабы, икра и капуста, кабачки и помидоры, картофель и киви… Рыба красная! В этом году, учитель, на Дальнем Востоке столько рыбы! По телевизору показывали, что красная рыба мешаем кораблям проходить. И ты думаешь, дальневосточники-россияне эту рыбу видят? Видят, конечно, только купить не могут. Дорого. Потому как она, эта рыба, прямехонько с кораблей в Китай идет. И там хорошо продается. А здесь на Дальнем Востоке невыгодно ей торговать. Ну, ты считать умеешь? Вот посчитай, сам убедишься.

Но мы-то с чертями на форуме наелись до отвала. На три триллиона с гаком наелись. С этими гаками история отдельная. Я такие истории люблю. Такая, знаешь, восточная история. Экономическая. Дураки эти всё вопили: «Теряем Дальний Восток, теряем!» Ну, если теряете, так езжайте, берите по гектару дальневосточному. Селитесь там, в тайге глухой с комарами и слушайте песни по радио. Мы так им и сказали: «Путь свободен. Езжайте, живите. Земли много – по гектару, где макар телят не пас». Ну, сотни три-четыре предприимчивых поехали. Им для рекламы мы места дали неплохие. А так, кто ж захочет ехать на край света и в тайге комаров кормить? А не хотите ехать? Не хотите и не надо. Китайцы бедные рядом. Живут, от тесноты и безземелья задыхаются. Считать умеешь? Посчитай, скок там китайцев. А они — народ работящий, китайцы эти. Они знаешь, сколько товару произвести могут? А эти, которые кричали про Дальний Восток… Они-то что могут? Они могут, конечно, когда захотят. Но мы им так сделали, мы им такой телевизор поставили, что они уже ничего не хотят. Ну, кроме всяких дурных историй и еды. Еду мы им тоже дурную дали. Представь себе, математик, мы их чипсами картофельными кормим. Мы им говорим: «Вы, русские, самые крутые. Вы всех победили. А победитель заслужил все и даже чипсы. Кушайте на здоровье!» Нам, конечно, их здоровье не нужно. Они если здоровые будут, так им пенсию платить надо. Они нам эти русские вообще не нужны. От них вред один. Они ж народ-богоносец. Они если проснуться, да молиться начнут, у нас большой компьютерный сбой будет. Мы тогда вообще с ума сойти можем. А нам нельзя. Мы умные. А все — дураки. Мы бы всех уничтожили. Но нельзя, потому что рабочие руки нужны. Нужно, чтобы кто-то производил что-то. Всех роботами не заменишь.

Вот я сейчас заговорил об этих молитвенниках и со счету сбился. Ну-ка, математик, отойди в сторонку. Дай, я рогами в стену упрусь. Вот. Получше стало. Мы, понимаешь ты, рогоносцы. Нам всегда надо рогами куда-то упереться. Мы там на форуме экономическом как уперлись. А те, вроде бы ничего. Самый главный-то у них — не дурак. Чубайс, знаешь, какой умный? Я его увидел, прослезился. Родной, говорю. Помнишь ваучеры? Как мы их, дураков, тогда обули? Хорошо, что ты здесь. И вот этот кореец прекрасный, что казино под Владивостоком построил. Он тоже здесь. Чуть не главный инвестор на форуме. Лип Кеонг Чен, основатель, главный исполнительный директор, контролирующий акционер, NagaCorpLtd…

Хотя главный инвестор, все-таки, Алибаба со своими разбойниками. Помнишь, учитель, как пели вы в детстве? «Сталин и Мао слушают нас». Теперь нас будет слушать Алибаба. Они, мои черти золотые, в саму Россию теперь проникли. Они теперь с Мегафоном, с Мэйлом-точка-Ру. Теперь от нас ни одна мыслишка ваша заветная не убежит. Потому, как Алибаба эти мыслишки будет слушать. И нам рассказывать.

Сейчас наше время, учитель! Цифровое время. И ты, будешь богатым человеком. Ты будешь говорить детям, что Бога нет. А человек произошел от цифровой обезьяны. И все. Ты – учитель! Тебе поверят. И у каждого планшеты, у каждого мобильный, и за каждым наш Алибаба приглядывает.

Мы победили, дорогой учитель. У нас теперь даже патриарх Вселенский. Это дорогого стоит, учитель. Считать умеешь? Сосчитай, скок стоит патриарха Вселенского купить. Можешь на калькуляторе считать. Да, ты не преувеличивай, не взвинчивай цену. Не на нефтяном рынке. Вселенские нынче не дорого. Варфоломею этому куда деваться-то? Ему жить хочется. Это те, кто в Бога верят. Те смело на смерть идут. А этот… Ему хорошо жить хочется. Вот и все. Мы ему прямо сказали, без скрипалей: «Варфоломей, дружище, ты ведь нас знаешь. Мы тебя на прямо на том Фанаре повесим. Но, если сделаешь, как мы скажем, то весь в золоте по Фанару ходить будешь. Да, что ходить! На бронированном папа-мобиле поедешь!»

Мы наврали, конечно. Как обычно. Варфоломея-то мы все равно на Фанаре повесим. Но пока пускай поработает. Нам надо эту Малороссию у русских вырвать. Киев-то мы как будто взяли. И холопа своего там посадили. Знатный малый, этот Порошенко. Душа прожженная, мозги пропитые, по ночам по карнизам бегает и с нами разговаривает. А как трудится! Как старается! Будет ему память вечная там, где плач и скрежет зубов.

Нам еще чуть-чуть поднажать. Нам бы их Церковь Русскую одолеть. Из Киева бы их выдавить. И всё. Финита ля комедия.

Знаешь, учитель, что меня огорчает? Знаешь, от чего томится мое цифровое «я»? От того, дорогой мой, что иногда кажется мне… Кажется мне иногда, что где-то мы просчитались. Ошиблись в расчетах. Давно, еще много тысячелетий назад. Сейчас это уже не исправить. Не каяться же в грехах своих! Это только дураки каются. А мы умные. Мы очень-очень умные. Мы, учитель, скоро вас всех оцифруем. И пересчитаем, как цыплят. Души из вас вынем и цифирьки на них нанесем. Это тебе не с клеймом на плече ходить. Цифрочки на душе всякой – это, любезный, навеки. На все века. Вот жуть какая!

Вот так, учитель. Только, знаешь, ты не очень нравишься мне. Ты тоже, как эти дураки, время от времени в Церковь ходишь. Это дело тебе бросить надо. Туда не ходи! Как ты вообще туда ходить можешь? Там же ладаном пахнет! Я от этого запаха, даже если издали учую, болеть начинаю. У меня от этого пена изо рта идет. И рога ломит, как будто ломом по рогам врезали. Не ходи туда. Нам учителя математики нужны безбожные. С такими учителями мы наш, мы новый мировой порядок построим.

А знаешь, кто нам больше всего нужен для дела? Нам священники нужны безбожные. С такими священниками, да учителями, мы в гору пойдем. И там на горе свой храм восстановим. А вообще, дружище, нам каждая душа безбожная дорога. Каждая такая душа на вес золота. У нас даже телец есть золотой. Чем больше душ к нему прилипает, тем в нем золота больше становится. Телец – это наш символ, наш памятник нам самим. Он – главный рогоносец. Вот мы на него сейчас сядем. И на Русь поедем. Всю копытами перетопчем, рогами перепашем. Всю изгадим, испоганим…

Только что-то, любезный, грустно мне время от времени. Так бывает защемит в теле вонючем и бесплотном. Как будто предчувствие какое дурное. И кажется, кажется, что Кто-то смотрит на меня безпрестанно. Насквозь меня видит. И вот Он лучше меня самого знает, где мы ошиблись, где просчитались. И вот эта ошибка системная. Эта гордыня дьявольская скоро-скоро всех нас погубит. А вы, если не будете дураками, если будете Бога слушать… Вы будете жить вечно. Ты, учитель, заповеди блаженства читал? И веришь в них? И в Бога веришь? И даже любишь Его? Вижу, что веришь. Вижу, что любишь. Вот за это, за эту веру, за эту любовь мы вас ненавидим. Завидуем вам и ненавидим. Очень сильно ненавидим. Лютой ненавистью. И с теми, кто в Бога верит и Бога любит, мы поделать ничего не можем. Просчитались мы. Давно просчитались. Ведь Церковь вашу врата адовы не одолеют. Но мы все равно рогами упираемся. И еще сильнее упремся. Много вас еще на рогах наших окажется.

Только грустно что-то. Печаль вселенская одолевает и копыта ноют. Как подумаю, учитель, мурашки цифровые по телу безплотному бегут. Да неужто на Руси нам рога обломают? Хвостом чую. Не перевелись еще богатыри на земле Русской!

Романов Игорь Анатольевич,

Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»

Запись опубликована в рубрике Геополитический взгляд. Добавьте в закладки постоянную ссылку.